Автор

Моя фотография

Преподаватель Академии народного хозяйства, писатель, пенсионер...

пятница, 15 мая 2015 г.

Греция - дороги без обочин. Почему?

Греция - дороги без обочин...

Туристический автобус почти задел его, отчего, чертыхнувшись, он  отшатнулся, потерял равновесие и повалился в густой ковер придорожной ежевики, царапая руки и оберегая от царапин лицо. Водитель автобуса, видимо, увидел эту картину в зеркало заднего вида и коротко рявкнул сигналом. В Греции совершенно нет обочин на дорогах, и потому ходить пешком вдоль дорог неудобно и даже опасно. Поговаривают, что более всего страдают велосипедисты. 
Денисов, следуя давней традиции, экономил деньги на автобус и шел пешком от отеля в ближайший приморский городок. Три километра он должен преодолеть за полчаса ходкого шага, но встречные машины мешали ему держать ровный ритм. Правильным было идти по этой стороне дороги, чтобы видеть надвигающиеся махины машин. 




Стараясь не шевелиться, чтобы не получить еще больше царапин, Денисов решил выбираться не к дороге, а от нее, чтобы пойти вдоль нее на отдалении, а может, найти параллельную дорогу в городок. Выбраться удалось. Последний рывок, прыжок, и приземлившись, Денисов, как удар током, испытал пронзительную боль в левой ступне. Согнувшись, он увидел торчащий из полукеда гвоздь. 
Надо же! Проткнул ступню насквозь. На полдороге... Усевшись на траву и рассмотрев травму поближе, Денисов ухватился за дощечку, в которую был вбит гвоздь, и рванул ее от ноги. Еще один удар током нестерпимой боли. Невольно вырвалось сильное обезболивающее заклинание, неприменимое в присутствии людей. Денисов огляделся. В глубине оливковой рощи у дерева стоял человек, одетый как-то странно, на старинный манер и в некотором смысле бедно, как бомж, бродяга или хипстер. 
Бродяги для Греции не редкость. Множество их встречается то тут, то там. Паломники. Шутка ли - колыбель цивилизации, да еще и родина христианства. Вот и этот  совсем еще молодой парень, туда же - в паломники. Наверное, побродить по древнегреческим развалинам или приложиться к мощам первых христиан. Считается, что останки святых обладают какой-то неведомой силой. 
Завидев хромающего Денисова, бродяга поспешил к нему навстречу и подставил плечо, чтобы тот оперся. Доведя до старого раскидистого оливкового дерева, парень усадил страдальца к подножию. Денисов благодарно покивал головой. 
  • Ты русский?, - спросил бродяга по-русски, но с каким-то акцентом - то ли иностранным, то ли старорусским. 
Денисов сначала подумал, что во внешнем виде русских есть что-то опознавательное, но вспомнил свой крик и понял, почему был признан русским - матернулся от боли. 
Странный парень, казалось, и не ждал ответа, но продолжил. 
  • Я тоже из русских. Попал сюда очень давно. С тех пор здесь, - и он замолчал, словно вспоминая эти свои долгие годы. 
«Какие уж у этого молодого парня долгие годы?», - подумал пятидесятитрехлетний Денисов, повидавший такого и там, что на пенсию был отправлен в пятьдесят. Бродяга, тем временем, развязал шнурок на кроссовке Денисова, разул его и стащил с ноги окровавленный носок. 
Пошарив вокруг рукой, парень сорвал несколько круглых листьев подорожника и протянул их Денисову. 
- Пожуй и приложи к ране! С обеих сторон, - глаза монаха лучились заботой, простительной святому, но не обычному бродячему паломнику. Денисов не был брезглив. Разжевал горький подорожник, выплюнул на ладонь, разделил на две части, подогнул ногу под себя и прилепил комочки зеленого месива к кровоточащей ране на входе и выходе гвоздя. 
Паломник достал из котомки какую-то тряпку, когда-то бывшую белой, разорвал на лоскуты и перебинтовал ими ногу потерпевшего. Боль действительно стихла - вот что значит старый добрый подорожник. 
  • Выпей воды!, - паломник достал из котомки стеклянную бутылку, закупоренную тряпочкой. 
Денисов приложился к горлышку и сделал три больших глотка. Вода была вкусной, хоть и теплой. 
  • Святая вода..., - прокомментировал паломник. 
Денисов усмехнулся. То, с какой серьезностью верующие подходят к вере, всегда умиляло его. Однако на этот раз в молодом паломнике было что-то такое, что выдавало в нем большее, чем просто религиозный фанатизм. 
В благодарность за помощь Денисов решил порасспросить парня, зная, что внимание всегда имеет ценность. 
  • Как тебя зовут?, - и Денисов постарался избавиться от прорывающихся иногда жестких ноток, оставшихся от практики ведения допросов. 
  • Иван, - и паломник улыбнулся.
Денисов тоже представился, назвав себя по имени отчеству. Иван снова улыбнулся, словно старший младшему, что никак не вязалось с его возрастом - ему от силы лет тридцать. 
Как тут вообще в Греции живется?, - спросил Денисов, поскольку мысли о переезде в Грецию иногда посещали его - ему действительно было здесь как-то по душе. 
  • Мне здесь все по душе!, - будто прочитав мысли собеседника, ответил Иван. - В Греции особый дух. Здесь не только родина человека, но и родина христианства. 
Денисов улыбнулся в свою очередь. К верующим он себя хоть и относил, но определенно не увлекался верой и не делал ее частью своей жизни. Что-то в Иване выдавало в нем истово верующего. 
  • Ты сам-то христианин?, - спросил Денисов. 
Иван кивнул и перекрестился в доказательство. Решив продолжить разговор, а заодно и узнать дорогу, Денисов продолжил расспросы.
  • Ты не знаешь, почему греки не делают на дорогах обочин? Совершенно невозможно ходить пешком!, - и Денисов кивнул головой на свою перебинтованную ногу. 
- Это давняя история. Античная. Дохристианская..., - Иван задумался, готовясь к рассказу. - Был такой древнегреческий бог Деонисий, покровитель земледелия и виноградарства. Он же покровитель винопития. 
Иван поморщился. Денисов тоже поморщился. Пьянство он не поощрял, считал непозволительной слабостью человека, хотя раньше и сам позволял себе, и еще как...
  • По дорогам древней Греции ходили караваны. На лошадях, волах, ослах везли всякое имущество, товары на продажу и купленные на рынках. Стоило только сделать привал, люди выпивали и закусывали, пели песни и спали. Скот разбредался, топтал посевы, объедал виноградники. Вот Дионисий и расстраивался, что все его усилия шли под копыта и под зубы скоту. И тогда он оградил все дороги колючими кустами, чертополохом, поселил ядовитых змей и пауков. Люди и скот стали гибнуть. Так древний бог отучил человека сходить с дороги. Ценой жизни. Ведь до людей сразу-то не дошло..., - Иван замолчал. 
  • Получается, что и до сих пор действует этот запрет Дионисия?, - удивился истории Денисов. 
  • Нет, конечно! Сказки все это, но народ боится до сих пор передвигаться вне дорог. Уж как мы ни отучали людей от суеверия. Есть даже молитва в дорогу..., - Иван улыбнулся. - Все греки  - поголовно христиане, а все еще полны суеверий и предрассудков. 
  • А что за молитва такая, в дорогу?, - интерес Денисова был продиктован любознательностью и поиском какого-нибудь рационального совета. 
  • Сама по себе молитва не имеет значения, - пояснил Иван, - главное - идти с Богом в душе, молить Бога о помощи, молить святых, чтобы молили Бога о помощи идущему. А так-то молитва в дорогу проста. 
Иван встал с земли, перекрестился и прочел молитву, в словах которой Денисову особенно запали в душу такие: «... не убоится сердце мое...». Стало как-то легче, спокойнее, сильнее на душе. Захотелось снова двинуться в путь. Денисов встал. 
  • Ты куда шел-то помнишь?, - улыбнулся бродяга. 
А ведь и правда... Денисов собирался в соседний городок. 
  • И зачем шел, тоже помнишь?, - не убирал с лица улыбку странный парень. 
  • Путешествуешь или паломничаешь?, - уточнил паломник. - Пошли вместе. Приведу тебя туда, куда тебе надо. 
Пожав плечами в смысле «Почему нет?», Денисов зашагал рядом с бродягой. Нога не болела, и хромать не пришлось. Шли они не то, чтобы долго, но время, конечно, их путь занял достаточно. Хватило времени поговорить по дороге, петляя тропками меж оливок, то поднимаясь в гору, то спускаясь с горы. 
  • Многие к вере относятся, как к части быта, как умыванию или мытью рук - вроде бы и надо, но можно и обойтись, - говорил Иван, и Денисов понимал, что слова адресованы ему. - Оно и верно. Не умытый и с грязными руками проживешь. Однако если заболеешь от грязи, мыть руки будет уже поздно, сколько ни мой. Вот и с верой... Если бы Бог отвернулся от людей, на жизни их обрушились бы многие беды. Жизнь людей стала бы адом на земле. 
Денисов понимал, что слова его попутчика - всего лишь мнение верующего, верящего в свою собственную картину мира, но если бы такая помощь и поддержка была бы, то за это действительно стоило бы испытывать благодарность. 
  • Вот ты думаешь, что пронзил ногу гвоздем железным и случайно встретил меня, чтобы я помог тебе, или что рана твоя сама собой зажила бы в одночасье, не дав тебе заражение крови, гангрену или столбняк, ампутацию и инвалидность..., - слова Ивана буквально нарисовали картину будущего, которого удалось избежать, и Денисов даже на мгновение почувствовал себя без левой ноги по колено..., - Если беды не случается, то в этом и есть помощь Бога, а если беда случается, то именно Бог помогает избежать тяжелых последствий. 
Странный этот человек говорил простые слова, но смысл при этом открывался необычайно глубокий. Денисов задумался, было, но мысли его были прерваны очередным откровением собеседника:
  • Люди обольщаются случайностью - думают, что все в этом мире случайно, но не замечают, что пресловутая теория вероятности очевидно нарушается в пользу человека. Люди не задумываются о том, почему так происходит, - Иван сделал паузу, давая Денисову поспевать за ним. - Бог нарушает изначальные природные закономерности, и делает это ради человека. Если теория вероятности нарушена - значит, вмешался Бог. 
Такое простое доказательство существования Бога и его участия в жизни людей потрясло Денисова. Это и в голову не могло прийти. Он замедлил шаг, будучи не в силах справиться с потрясшей его... правдой. 
  • Ну, что? Нога не болит уже?, - заулыбался попутчик. - Дальше можешь сам идти. Я остаюсь - у меня дела.
Денисов пожалел, что дальше придется идти одному. Он чувствовал к этому странному, доброму, заботливому и пронзительно мудрому человеку что-то вроде теплоты или искренней благодарности. 
  • Поднимешься на гору по этой тропинке, зайдешь в село, там сядешь на автобус и вернешься, - глаза Ивана лучились необычным светом. 
Привычным было бы пожать на прощание друг другу руки, но произошло другое - Иван обнял Денисова, отпустил, отошел, повернулся и заспешил вниз с горы к каким-то постройкам вдалеке - вроде загона для скота или конюшни. 
С горы Денисову открылся вид на горное село и церковь, вокруг которой стояли, подъезжали и отъезжали туристические автобусы - все, как сказал Иван. Денисов спустился с горы и решился зайти в церковь, перекрестившись перед входом, как это делают все. 
В полутьме церкви горели свечи. Очередь людей собралась у саркофага с чьими-то останками. Люди прикладывались губами и лбом к стеклу, закрывавшему саркофаг. Денисов прошел дальше, где на стульях сидели туристы, а перед ними выступал священник в черном одеянии. Переводчик-экскурсовод переводил его слова: 
  • Многие чудеса сотворил святой Иоанн Русский - и при жизни, и после кончины его. 
«Надо же!», - удивился Денисов, «Еще один земляк!». На автобусной стоянке он нашел автобус, идущий в его отель, и договорился, что его возьмут «на борт». 
В автобусе туристы оживленно обсуждали впечатления от посещения церкви Иоанна Русского и хвастались, сколько святой воды, масла, икон и свечей удалось заполучить. Дорога, как это ни удивительно, длилась целых полтора часа, и Денисов удивлялся тому, что проделал весь этот путь пешком. 
В своем номере Денисов, к еще одному удивлению, обнаружил на столе тарелку с... пловом, еще горячим. Странный сервис, но приятно и кстати. Пластиковой ложечкой, хоть и маленькой, Денисов с удовольствием съел все угощение, даже не помыв руки - так был голоден. На дне тарелки он обнаружил надпись - «Деонисий». Прикольное совпадение...
Собираясь смыть в душе дорожную пыль, Денисов снял носок с засохшей кровью, размотал тряпицу и... к третьему подряд удивлению, на месте гвоздевого прокола нашел затянувшиеся ранки входа и выхода гвоздя. Как если бы от ранения прошла пара месяцев!
На тряпице, которой Иван перебинтовал раненную ногу, сохранилась часть какой-то надписи «... сохрани ...», и Денисов понял слово буквально, решив не выбрасывать ее. 
А дороги? Дороги в Греции действительно не имеют обочин и поросли колючками, но не забота о посевах и виноградниках причиной тому. Если идешь по дороге, не останавливайся и не сворачивай!

Сергей Александрович Русаков.
15 мая 2015 года. 

о. Эвбея, Греция. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий