Автор

Моя фотография

Преподаватель Академии народного хозяйства, писатель, пенсионер...

воскресенье, 3 июля 2016 г.

Глаза в глаза

Глаза в глаза
(фантастический рассказ)


Дед улыбнулся в ответ на улыбку внука, но не улыбкой сю-сю-сю-умиления, а чуть не рассмеявшись. Младенцы не сразу могут владеть мимикой, и получается смешно. Внук продолжал неумело улыбаться, а дед с озорством стал копировать забавные ужимки малыша.


“Какой же ты смешной!”, - вздохнул дед, представив себе годы взросления внука. В глаза набежала влага от мысли, что в один из дней жизнь внука продолжится уже без деда.
Внук скривился гримаской, выпятил вперед нижнюю губёшку и заплакал, пустив слёзку по румяной, обгоревшей на солнце щечке.
“Что такое?”, - забеспокоился дед, оглядывая малыша. “Не укусил ли кто?”. Они были на даче, под раскидистой яблоней. Дед лежал в гамаке, посадив внука себе не живот.
“Не плачь! Дед еще поживет!”, - улыбнулся глазами дед, и глазки внука залучились в ответ. “Правда?”, - мог бы спросить внук, но он еще не говорил. Дед бы успокоил его: “Правда-правда! Еще в армию тебя провожу, женю и дождусь правнука!”.
Глазки внука беспокойно забегали взглядом по лицу деда, словно он не все понял из услышанных слов.
Услышанных? Оба молчали. Дед мечтал, он хотел бы понимать внука без слов, как-нибудь так, телепатически. Он вздохнул, признавая беспомощность человека в приеме-передачи мысли без слов.
Дед прикрыл глаза и постарался представить, как бы они с внуком общались только мыслями. Можно, конечно попробовать угадывать за него мысли, как в игре в шахматы с самим собой.
Мысль полетела, фантазируя налету. “А вот интересно, каков процент угадывания мыслей близкого человека, жены, дочери, сына, внука… своих родителей - отца и матери? Будет ли увеличиваться этот процент во времени? Можно ли во временной перспективе научиться так общаться - без слов?...”.
Дед очнулся от легкого удара по носу - внук случайно задел его ручкой. Случайно? Глазки светились озорством, и бег их взгляда по лицу деда как бы говорил: “Эй! Дед! Не спи! Давай поговорим!”. Выход из полудремы сделал почудившееся почти реальной речью внука. Да, это было бы чудом.
Дед, как бы извиняясь за прерванный им диалог с внуком, ласково смотрел тому в глазки, находя в них ответную любовь, ну, или приязнь… Опять показалось.
Дед пристально вгляделся в серо-голубые зрачки внука. Траектория их движения нарисовала замысловатую фигурку, похожую на октаэдр с хвостиком в два звена вверх. Выражение лица внука было, как показалось, вопросительным, пытливым, словно он задал вопрос и ждал на него ответа.
Дед замер вглядываясь в маленькие зрачки. Внук смотрел в глаза деду, не отводя глаз. Такая концентрация у него еще получалась плохо, но на этот раз получилось.
Зрачки маленьких глазок внука пришли в движение и еще раз нарисовали октаэдр с хвостиком из двух звеньев вверх. Дед словно находился на пороге какой-то догадки, если не сказать, открытия. “Я не понял тебя. Повтори, пожалуйста!”, - медленно произнес он внутренней речью, глядя в глаза внуку. Зрачки его снова пробежали по контурам маленького октаэдра с хвостиком.
“Ты можешь говорить?”, - сформулировал дед молча. Зрачки внука построили уже другую фигурку - правильный равнобедренный треугольник, стоящий на острие. Старое сердце деда заколотилось, как бешеное. Успокаивая себя, чтобы не плодить множества мыслей, дабы быть понятным, дед неторопливо задал вопрос: “Ты хочешь спать?”. Зрачки внука нарисовали зигзаг - совсем как шпага Зорро.
Внук смешно улыбался. Мыслям деда? Его ошеломленному виду? Возможно. Похоже, мысли деда сейчас были похожи на броуновское движение, и внук отвел взгляд от глаз деда - чтобы не запутаться в этой турбулентности.
“Это значит “Да?””, - сформулировал дед. Он догадался, что и его зрачки сейчас нарисовали несколько фигурок, и среди них был равнобедренный треугольник. Если догадка верна, внук сейчас ответит. Зрачки внука снова еле заметно задвигались, но дед увидел среди нарисованных фигурок знакомый равнобедренный треугольник. “Это значит “Нет?””, - осмелел дед, задыхаясь от восхищения открытием. Внук ответил двумя фигурками - треугольником и зигзагом, что, наверное, означало: “Да, это “Нет!””.
Как же это раньше никому в голову не пришло? Ведь догадывались же! Говорили: “Смотри мне в глаза!”, “Не отворачивай взгляд!”, “Почему в глаза мне не смотришь?”, “По глазам вижу, что врешь!”... Нет! Глаза - вовсе не “зеркало души”. Глаза - это… Это параллельный с речью контур передачи информации. Ого! Ведь это же так просто! Зрачки рисуют фигурки и кодируют в эти знаки слова, может быть, и целые более крупные смыслы, передаваемые в обычном случае несколькими словами…
Ну, а как же может быть иначе? Люди думали, что младенец слышит речь мамочки, сопоставляет услышанные звуки с происходящими событиями и постепенно связывает воедино слово и его смысл. Однако одновременно с этим глаза мамы рисуют маленькие фигурки, не замечая, не отдавая себе отчета, вообще даже не подозревая об этом. Малыши слышат речь, видят фигурки и… с младенчества у людей есть два контура, два канала обмена информацией - речевой и зрительный. Пожалуй, есть и еще, и другие…
Дед вдруг вспомнил, что читал где-то в Интернете о программах, считывающих движения зрачков человека, сидящего перед экраном компьютера. Движения зрачков считываются вэб-камерой, передаются куда-то, и по частоте появления взгляда в разных углах экрана маркетологи решают, на какое из нескольких рекламных сообщений реагируют люди.
Вспомнив что-то еще, дед достал из кармана айфон, отыскал какой-то номер телефона и позвонил.
  • Андрей! Привет! Это я! Ты слышал о фиксации встроенной вэб-камерой движений зрачков?
  • Здравствуйте! Думал, уже забыли обо мне… Есть такие программы…, - не договорил собеседник - дед перебил его.
  • Пришли-ка ссылочку. Нужна программа для айфона. И потом, можно ли видеозапись траектории зрачков начертить и озвучить?
  • Как это озвучить?, - не понял Андрей.
  • Ну, что тут непонятного?, - возмутился дед непонятливости ученика.
  • Ты же программист! Сначала расшифруй, как если бы это была зашифрованная речь, а потом озвучь речевым роботом!
Возможно, Андрей укоризненно покачал головой или даже покрутил пальцем у виска, поражаясь выдумкам учителя, но дед не видел этого - он был возбужден и торопился.
  • Я пришлю ссылку. Установите программу сделайте запись своих зрачков и пришлите мне файл. Я займусь, - в голосе Андрея слышались легкие нотки раздражения, как если бы звонок деда отвлек его от дел.
Дед и этого не почувствовал.
  • Это будут не мои зрачки - внука!”, - и отключил телефон.
Через минуту айфон пиликнул входящим сообщением. Дед с нетерпением открыл присланную учеником ссылку, пробежал глазами по описанию и нажал на “Установить!”. Внук с некоторой растерянностью следил за дедом. “Сейчас мы с тобой поговорим. Сейчас-сейчас! Подожди! Хочешь поговорить с дедом?”. Внук ответил треугольником.
Программа слежения за зрачками устанавливалась на айфон деда. Время тянулось медленно. “А почему бы нам не поговорить? Поиграем-ка в игру “Да и нет”. Ты мамочку свою любишь?”, - сформулировал дед, но спохватился, что такие понятия, как любовь, могут быть еще не знакомы малышу. Ошибся. Внук смешно заулыбался, забегал глазками, рисуя фигурками бурю своих чувств, среди которых несколько раз промелькнули треугольники “Да!” и снова октаэдр с хвостиком - наверное, это про любовь.
“Так мы с тобой не поговорим!”, - сформулировал мысль дед, прислушиваясь к движениям собственных зрачков. “Отвечай только “Да!” и “Нет!”. Понял?”. Внук нарисовал равнобедренный треугольник. “Кушать хочешь?”, - спросил дед. Внук ответил “Да!”.
Спохватившись, что забыл о важном, дед, кряхтя, выбрался из гамака с внуком на руках и поспешил на кухню - разогреть питательную смесь для бутылочки. На кухне он вспомнил о начавшемся диалоге с внуком и спросил, глядя ему в глаза: “Рисовая каша?”. Внук нарисовал зигзаг. “Манная?”. Еще один зигзаг. “Пюре из кабачка?”. Внук подтвердил выбор треугольником и довольно заулыбался.
Интересно, как внук понимает деда? Ведь он еще не знает слов. Или уже знает? А может, как и в случае речи, речь лишь кодирует мысли в слова? Значит, и все эти фигурки, рисуемые движениями зрачков, тоже слова, но только другие, вовсе не привычные речевые, звучащие звуками. Стало быть…
Дед представил себе баночку с детским питанием - рисунок кабачка на наклейке. Внук молчал. Тогда дед представил себе вкус кабачкового пюре - он всегда доскребал за внуком опустошенные баночки. Зрачки внука снова нарисовали равнобедренный треугольник. Вот оно что! Знай себе думай, а зрачки в это время рисуют твои мысли разными фигурками. Как же возникла такая речь - глаза в глаза?
Мобильный телефон пиликнул - завершилась установка программы. Дед перелил в бутылочку кабачковое пюре, разбавил горячей водой, проверил на запястье, не горячо ли - он был опытным дедом, и начал кормить внука. Тот ел с удовольствием и что-то говорил - зрачки его маленьких глазок бегали туда-сюда. Дед не понимал, не знал еще зрительной речи.
Свободной рукой дед запустил программу на телефоне. Заработала встроенная видео камера. Зрачки внука на экране. Крупным планом. Движение зрачков рисует красные линии. Внизу экрана бегут какие-то цифры, но не хронометраж записи. Дед покормил внука, выключил видеозапись и позвонил ученику. “Я тебе сейчас пришлю файл видеозаписи движения зрачков, ты его озвучь - раскодируй и озвучь роботом речь… Если получится”.
Внук явно засобирался спать. Дед перенес его в кроватку и сел рядом. Внук скоро уснул. Тогда дед перебрался в соседнюю комнату, сел у окна и уставился взглядом на яблочно-грядочный пейзаж дачи.
Как же так получается? Люди разговаривают друг с другом, передавая свои мысли движениями зрачков, и не знают об этом. Значит, это правда, что по взгляду можно понять, врет человек или нет, ведь уста говорят одно, а зрачки другое.
Вот почему по телефону говорить как-то недостаточно - не видно лица собеседника, а оказывается, не лица, а глаз. Вот почему люди приближают друг к другу свои лица - чтобы видеть движение зрачков и знать, что на уме друг у друга. Вот почему неискренний человек отворачивает, прячет глаза, или заставляет зрачки совершать излишние движения - чтобы запутать.
Вновь пиликнул телефон - Андерей прислал какой-то файл. Аудиофайл. Дед заторопился, заспешил послушать, что получилось. Андрей - молодец. Постарался! Подобрал для озвучки голос ребенка - маленького мальчика. Конечно, это был не голос внука, но…
С оттенком металла зазвучала речь, вернее отдельные слова и словосочетания. Вслушиваясь в звуки, дед кое-как стал понимать смысл того, что говорил его внук, когда ел из бутылочки кабачковое пюре и что-то рассказывал деду своими маленьким зрачками светло-серых глазок.
Внук пытался передать зрачковой речью свои впечатления от вкуса еды, несколько раз предложил деду попробовать, огорчался, что дед отказывается… Вот оно что! Внук не капризничал, выплевывая соску бутылочки изо рта, а хотел, чтобы и дед насладился вкусом кабачка. Дед, конечно, не понял и лишь настойчиво возвращал соску в ротик внука.
В конце кормления внук несколько раз сказал деду, что наелся и больше не хочет, но и на этот раз дед не понял, и докормил внука с настойчивостью взрослых. Внук даже немного обиделся - переведенные дешифратором движения зрачков воспроизвели слова о том, что он маленький, что его не слушают, и это обидно. И когда кормление внука закончилось, он поблагодарил деда. Нет, не за кабачковое пюре. Он сравнил деда с мамой - дочерью деда. Это было не просто похвалой. “Ты такой же близкий, как мама!”, - с легким металлом произнес синтезированный голос маленького мальчика.
Глаза деда наполнились слезами. Он не вытирал их, и они текли, размазывая вид грядок, как дождь по оконному стеклу. Сегодня он впервые поговорил с внуком. Да как! Особым образом - глазами! Нужно продолжить тренировки, и тогда он сможет понимать внука… Пока внук ни заговорит привычным для людей речевым способом. И еще… Они с внуком будут иметь тайну - способность разговаривать без слов. Глаза в глаза. Дед улыбался.
  • Деда! Деда!, - донеслось из спаленки внука…
Голос внука? Он начал говорить? Вот это да! Ух, ты! Первое слово внука - “Дед!”. Ура!
Дед поспешил к внуку. Тот лежал в кроватке, улыбался и повторял: “Деда! Деда! Деда!”. Дед, конечно, умилился. “Любишь деда?”, - спросил он мысленно. “Люблю!”, - ответил внук равнобедренным треугольником, поставленным на острие угла.
Глаза внука что-то говорили. Зрачки метались, рисуя фигурку за фигуркой. При этом внук повторял и повторял: “Деда!”.
Ну, что ж! Наверное, стать человеком - это еще и начать говорит. А потом стать человеком, делая выбор и совершая поступки - жить и становиться человеком все больше и больше.
На глаза деда набежала слеза - не все в этом становлении внука увидит его дед…


Сергей Александрович Русаков.
3 июля 2016 года.

Новая Москва. Деревня Десна.

1 комментарий:

  1. Анонимный3 июля 2016 г., 15:50

    У нашего внучка тоже светло-серые глаза. Как у мамы. Но я внука видела только один раз. Я же свекровь. Счастья вам и долгих разговоров.
    Встарь мальчишек отдавали старым дедам, чтобы не болтались у взрослых под ногами, и дедам дело было - мальцам передавать мудрость во время рыбалки ли, копки ли картоши. А то и просто сидя на лавке глядеть на луну и молчать.
    У моего брата был дед. А у сына деда не было. Возможно один из корешков Рода отмер и не будет питать силами его жизнь. Сожалею.
    Поэтому я и радуюсь Вашему рассказу, что есть детки с крепким и корнями.

    ОтветитьУдалить