Автор

Моя фотография

Преподаватель Академии народного хозяйства, писатель, пенсионер...

воскресенье, 11 сентября 2016 г.

Кривая Нормального Распределения Счастья



Кривая Нормального Распределения Счастья


Деликатно, но все же, настойчиво, Гауссов пробирался сквозь поток неторопливо бредущих по коридору. В конце его, как и обещано, брезжил довольно яркий свет. Время от времени открывались двери, из которых выходили служащие, как и положено, в белых одеждах. Заглянув в свои свитки, они выкликали кого-то из посетителей и забирали в кабинет. Через некоторое время посетители выходили, как после собеседования, и продолжали брести к “свету в конце тоннеля”.
Гауссов, во-первых, торопился, во-вторых, боялся, что откроется одна из дверей, и в кабинет заберут его. В планы Гауссова это не входило. Вернее, если затея не удастся, то в какую-то такую дверь придется зайти.
Разглядывать двери было некогда, хотя вывески на них нужно успевать читать, чтобы не пропустить нужную. По какому такому правилу служащие вызывают посетителей, можно было только догадываться. Скорее всего, по алфавиту первой буквы фамилии или по месту прописки, как на участках выборов в Государственную Думу, только там, наверное, явка поменьше…
Надписи на дверях, как и рассчитывал Гауссов, были на древнеарамейском языке, определенно, для служащих, чтобы не перепутать двери, приходя на работу. Хотя, похоже, работа здесь идет круглосуточно и безостановочно.
Гауссов специально учил древнеарамейский, чтобы найти одну дверь из многих, за которой…
  • Зайдите!, - остановил Гауссова вышедший из двери служащий, преградив путь свитком.
  • Я?, - с надеждой на ошибку переспросил Гауссов, на что служащий утвердительно кивнул.
Лихорадочно заскользив взглядом по дверям и не находя нужной, Гауссов догадался, что такая дверь не может быть в ряду других, значит, она где-то в конце - там, где свет.
  • А можно я еще…?, - просительно пролепетал Гауссов.
Служащий недоуменно пожал плечами. Гауссов заспешил в конец коридора, осторожно, но настойчиво прокладывая себе путь среди посетителей. Времени остается все меньше.
В конце коридора светил… большой круглый светильник, видимо, прикрученный к торцевой стене. Свет от него был таким ярким, что контуров самого светильника совершенно не было видно - просто круглое пятно яркого белого света диаметром около двух метров.
Слева и справа от светильника - по одной двери. На правой из дверей Гауссов наконец-то увидел искомые буквы, аббревиатура их которых расшифровывается, в переводе на русский с древнеарамейского, как “Ангел Смотритель Кривой Нормального Распределения”. Ниже двери еще буквы - возможно, имя ангела, но Гауссов не смог прочесть - в древнеарамейском не было гласных, и из имеющихся согласных слово может сложиться по-разному.
Торопливо, забыв постучаться, Гауссов распахнул дверь и вошел. За белым столом сидел служащий в белых одеждах, седой… Вернее, в кабинете ангела-смотрителя все было белым, и кажется, слегка светящимся. За спиной ангела светился ярким пунктиром узнаваемый график - кривая нормального распределения.
Гауссов рассчитал все точно. Поиски в архивах подтвердили догадки.
Кто-то из математиков догадался об одном из вселенских законов, описал его математической формулой и изобразил графиком, похожим на шляпу, вид сбоку. Кажется, это был математик, заметивший, что попытки попасть камешками в нарисованный на земле круг, дают раз за разом поразительно повторяющиеся результаты. Десять из ста камешков не попадают в круг, восемьдесят - попадают, и лишь десять камешков попадают в маленький круг в центре большого круга, “в яблочко”.
Математик изменял соотношение большого и маленького кругов, расстояние, с которого кидался камешками, из-за чего менялось и соотношение попаданий-непопаданий. Однако при увеличении числа бросаемых камешков, соотношение вновь стремилось к прежним 10% - 80% - 10%.
Обнаруженный закон так бы и остался очередной математической шуткой, но экспериментом заинтересовались кибернетики. Оказалось, что во всех существующих во Вселенной системах - от галактических до атомарных, включая и обычные сообщества людей, элементы систем по самым разным своим свойствам выстраиваются точнёхонько по кривой нормального распределения. Такое вот, заложенное Природой, неравенство, дающее самое лучшее равновесие в системе, а равновесие - это то, к чему стремятся все системы. Еще один вселенский закон. Пожалуй, главный во Вселенной.
Гауссов был от природы любознательным, много читал и любил доискаться до истины. Он буквально потерял покой и сон, узнав о кривой нормального распределения. Куда бы он ни приложил эту кривую, везде она ложилась на привычное, как казалось раньше, положение дел, что, конечно же, вызывало восхищенное удивление.
Гауссу нравились его эксперименты с кривой, особенно, если дело касалось людей. Вот, к примеру, какая-нибудь страна - любая, бедная или богатая. Достаточно взглянуть в справочник, как окажется, что в любой стране 10% очень богатых, столько же очень бедных и 80% со средним достатком.
То же касается и здоровья населения - 10% несчастных больных бедолаг, 10% “кровь с молоком” и 80% имеющих средненькое здоровье. Не станут взрослыми 10% родившихся детей, 10% станут долгожителями и 80% помрут в возрасте 50-70 лет.
Социологи утверждают, что общество неравноправно поделено на 10% недалеких люмпенов, путь которым - воровать, да отсиживать. Обществом правят 10%, именуемых элитой. Остальные 80% тянут лямку работы по найму или малого-среднего бизнеса. Стоит только кому-то посчитать такое неравенство несправедливым, как случается революция, но через некоторое время кривая нормального распределения, извиваясь кнутом, разгоняет людей, кого в люмпены, кого в народ, а кого в элиту. И снова 10-80-10…
Можно было бы порадоваться за Гауссова - не у всякого пенсионера есть такое увлекательное, хотя и необычное, хобби. Читай, смотри телевизор, серфь по Интернету в поисках очередного подтверждения кривой нормального распределения, но вот однажды…
Однажды пришлось Гауссову объехать своих родственников - родители попросили свозить их на малую родину. Дорога долгая. Коротали время за разговорами. Отец, кстати, рассказал забавный случай.
В бытность свою директором средней школы, причем, довольно долгое время - лет так тридцать, к отцу за помощью обратился его ученик, тоже ставший школьным директором. Молодому директору предложили возглавить вновь открывшуюся гимназию. Тогда этот тип учебных заведений был престижным в глазах общественности.
Чтобы не ударить в грязь лицом перед общественностью, молодой директор попросил у старого директора отличников выпускных классов, дабы блеснуть золотыми и серебряными медалями. Отец собрал родительское собрание родителей выпускников-отличников, и некоторые из них решили перевести своих детей в новую престижную гимназию.
Прошел учебный год, отгремели выпускные экзамены, и молодой директор пришел к своему учителю с упреком - полученные от старика отличники не сдали экзамены на отлично. Молодой углядел во всем этом какой-то подвох, да и родители были недовольны. В то же время, старый директор и родители оставшихся выпускников были рады. Дело в том, что некоторые из хорошистов ни с того, ни с сего, стали учиться на отлично, как бы за ушедших одноклассников, а на выпускных экзаменах получили отличные оценки, став медалистами, от которых этого никто не ожидал…
“Кривая нормального распределения!”, - догадался Гауссов, - “Все верно!”. Оставшихся учеников кривая вновь распределила. Так получились новые отличники. Ушедших отличников кривая тоже распределила, сделав из некоторых отличников двоечников. Вот оно что! Накладываясь на изменившийся состав какого-либо сообщества людей, кривая буквально изменяет их под свою кривизну. Из-за этого открытия Гауссов и попал в коридор со светом в конце тоннеля.
Однако прежде, в разговорах о родственниках и с самими родственниками Гауссов отметил еще один случай действия кривой нормального распределения. Судьба сообщества родственников складывалась по-разному. Совсем уж несчастных было немного. Большинство родственников перебивались судьбой среднего счастья - со средней тяжести болезнями, небурными разводами, и мелкими несчастьями. Совершенно счастливых было тоже немного.
Пробежав мысленно по своей судьбе, Гауссов убедился в том, что он-то как раз и относится к тем, кому в судьбе повезло. Это открытие должно было бы порадовать Гауссова, но рассказ отца о случае влияния кривой нормального распределения на судьбы людей заставил задуматься.
Что, если принадлежность Гауссова к 10% счастливых людей среди своей родни делает кого-то на другом конце кривой несчастным? Может быть именно по этой причине не повезло одному близкому и трогательно любимому человеку? И тут Гауссова захватил грандиозный, хотя и непростой в исполнении, замысле.
Если со счастливого конца кривой убрать самого счастливого, то на несчастливом ее конце несчастный человек должен получить соизмеримое изменение в сторону к счастью. Самый простой способ - самоубийство, но почему-то такое решение сразу показалось неверным, и не просто потому, что самоубийство - грех.
Навалившись на историческую литературу, Гауссов стал отыскивать примеры, когда среди родственников именно так и произошло - уход с кривой счастливого человека делал более счастливым несчастного. Подтверждения гипотезе находились. К сожалению, не нашлось  подтверждений гипотезе в случаях ухода от родственников, удаления от них и даже имитации смерти. Только смерть.
Среди перелопаченной литературы попадались и совсем уж странные образцы, и чем древнее, тем страннее. Один старинный манускрипт, переведенный историками, явно указывал на то, что в древности некоторые люди, в частности, служители культов, типа жрецов, священников и волхвов, знали об явлении, в котором явно угадывалась кривая нормального распределения.
Вчитавшись в древние опусы и испытав прилив надежды, Гауссов узнал, что где-то там на Небесах есть ангел, курирующий действие кривой нормального распределения среди людей. Ангел-смотритель. Задача его - не допустить магических попыток изменить действие вселенского закона, дабы такие попытки не привели к краху всего Мира.
Автор древнего эссе предлагал посвященным магам напрямую обращаться к ангелу-смотрителю, чтобы договориться с ним о частном изменении действия кривой нормального распределения. Обратиться к нему можно весьма экзотически - то есть, умереть, попасть на Небеса, встретиться с ангелом и вступить в переговоры. Очевидно, считая такой способ обращения к ангелу вполне осуществимым, автор указывал на одну существенную проблему - сформулировать то, как должна измениться кривая нормального распределения, было весьма и весьма непросто. В случае ошибки ничего из затеи не получится, и придется умереть ни за что, ничего не изменив в мире живых.
Гауссов надолго “завис”, обдумывая сложившуюся ситуацию - он знает, как изменить состояние и судьбу близкого человека, но не знает, как организовать исполнение замысла. Продолжая свои исследования, Гауссов нашел еще один удивительный пласт знаний, доступных некоторым людям. Оказывается, можно побывать в так называемом царстве мертвых и вернуться оттуда к живым.
Если натренировать силу воли до весьма высокого градуса, то можно остановить сердце, дождаться смерти и попасть в то самое царство мертвых. Если научиться запускать программу, запускающую сердце вновь, то это приведет к возвращению. В этом необычном способе путешествий в необычные места тоже была проблема - между остановкой сердца и его запуском не должно пройти больше десяти минут, иначе необратимые изменения мозга сделают невозможным возврат к жизни.
Настойчиво и даже одержимо Гауссов искал все новых решений и находил. Если температура окружающей среды будет низкой, время пребывания в царстве мертвых можно увеличить вдвое. Можно просто действовать зимой в мороз или, в конце концов, залезть в холодильник. Правда при этом была и другая опасность - замерзание крови, но и тут есть решение. Достаточно добавить в кровь этиловый спирт, температура замерзания которого ниже пятидесяти градусов. Короче, нужно выпить…
  • Так-так-так!..., - покачал головой ангел-смотритель. - Еще один начитавшийся магической бредятины. - Ну, и что, человек, ты скажешь в свое оправдание? И что с тобой делать теперь?
  • Я просто хотел…, - и Гауссов начал рассказ о том, ради чего, вернее, ради кого, он все это затеял.
  • Погоди-погоди!, - перебил Гауссова ангел. - Дело не в причинах. Для того, чтобы помочь близкому человеку есть достаточно простых и вполне доступных способов. Есть ангелы, курирующие сферы здоровья. Есть религии и святые, как говорится: “Молитесь и дано вам будет!”. Есть медицина, в конце концов. Ты замахнулся на столпы мироздания, а это уже совсем другое дело.
Ангел замолчал. Молчал и Гауссов, совершенно забыв, что время бежит, и даже при температуре минус двадцать, все кончится тем, что он замерзнет насмерть.
  • Ну, и как ты себе предсатвляешь изменение судьбы людей посредством влияния на кривую нормального распределения?, - с интонациями экзаменатора вопросил ангел. - Подходи-ка к доске. Я следил за тобой. Ты меня удивил своей настойчивостью и даже каким-то везением в постижении истин.
Ангел кивнул головой себе за спину - туда, где на еле светящейся стене, описывая контуры шляпы, пробегал яркий пунктир кривой нормального распределения. Гауссов подошел к этой этому подобию классной доски. Он вдруг почувствовал какое-то воодушевление.
  • Значит так! Вот кривая нормального распределения! Если мы удалим один элемент из числа крайних правых, то оставшиеся элементы переместятся по кривой, и показатели крайнего левого элемента улучшатся…
  • Ты так хорошо начал, когда догадался об этой особенности кривой, но подумай-ка, единственный ли это способ улучшить состояние крайнего левого?, - ангел был похож на старого школьного учителя.
Гауссов задумался, стал водить вдоль кривой пальцем, махал руками, словно пытаясь сдвинуть кривую то вправо, то влево. Вдруг он подвел руки под кривую, как бы пытаясь поднять ее повыше за середину, но помотал головой, не соглашаясь с собой. Затем он раздвинул руки и попытался поднять вверх кривую за ее концы. Ни то, ни другое не подходило. И тут он буквально остолбенел.
  • Неужели это возможно?, - почти крикнул Гауссов. - Ведь если улучшать свойства крайнего правого элемента, то это… Сместит кривую вправо? Ого!!! Не удаление, а улучшение качеств крайне правого человека смещает кривую вправо, а это смещает вправо все элементы на кривой, включая крайний левый. И чем более хорош… совершенен крайний правый, тем лучше всем?
  • Ну, вот! Удивительно, что ты сам догадался. Вообще-то рядовому человеку, как считается у нас, этого не дано. - улыбался ангел. - Был давным давно такой же хороший человек, озабоченный счастьем всех людей на земле. Шел верным путем, но нашел в себе терпения и поступил так, как ты замышлял до вот этого откровения.
Ангел кивнул головой в сторону графика. Вид Гауссова был ошеломленным. Он клял себя за недогадливость, за торопливость. Если бы он остался в живых, то все, что нужно для помощи близким - и маленькому любимому человечку, и всем другим родственникам. Да что там родственникам - всем людям! Нужно самому становиться лучше, совершенствоваться… Уподобляться “образу и подобию”?
  • Ну, ты подумай, мил человек, - прервал внутреннюю эскападу Гауссова ангел, - Если уж тебе выпало… Если уж кривая нормального распределения подвинула тебя в крайнее правое положение. Если уж тебе выпало максимальное счастье, то становись все лучше и лучше.
  • Но как?, - вскрикнул Гауссов.
Ангел поднял глаза к потолку, как это делают, упрекая такой мимикой собеседника в непонимании прописных истин.
  • Как-как? Уж об этом-то столько понаписано, - легкая досада звучала в голосе ангела. - Вот у тебя крестик на шее. Читай и следуй. Следуй заповедям. Слушай совесть. Поступай так, как хочешь… Да что я тебе рассказываю? Ты же все это сам знаешь!
Гауссов понимающе закивал головой.
  • Помни только вот о чем. Совершенство - это не сила мускулов или приемы единоборств. Совершенство в нарастающей способности быть полезным, помогать все большему числу людей. В том, что ты можешь сделать для людей. В твоем случае - просвещай их, передавай знания, учи. Хотя бы теории систем, с которой тебя свела судьба. Случайно, как ты понимаешь, - и ангел лукаво улыбнулся.
  • Что - вот так просто? Учить людей и всё?, - снова засомневался Гауссов, вновь столкнувшись с тем, что всё великое - просто. - Этого достаточно, чтобы мой внук…?
  • Ну, вот! Снова здоров! Я же говорю тебе - делай, что можешь, а ты это можешь. И будет всем счастье!, - ангел процитировал одну из распространенных среди людей банальностей. - Ты только поторопись просвещать. Ты думаешь у тебя впереди столетия? Ты же не ангел! Видел сколько народу и дверей в коридоре?
Гауссов снова покивал головой - понимая и соглашаясь.
  • Ну, хватит лясы точить!, - поднялся из-за своего стола ангел. - Замерзнешь еще. Возвращайся уже!
Гауссов вскинул голову.
  • Возвратиться возможно?!, - он широко распахнул глаза.
  • А почему бы и нет?, - старик не лишен юмора. - У нас здесь все возможно. Выйдешь за дверь и заходи в дверь напротив. Это аварийных выход. Только не вздумай и носа сунуть в светящееся кольцо вечности! Оттуда уже возврата нет. И поторопись!
Не попрощавшись - настолько он был ошеломлен - Гауссов выскочил из кабинета ангела-смотрителя кривой нормального распределения и буквально впрыгнул в распахнутую им дверь напротив.
  • Ну, вот! Как всегда! Не попрощался! Не поблагодарил! А я ведь, ни много, ни мало, открыл человеку сокровенные истины. Да и воскрешение из мертвых - это вам не фунт изюму, - по-стариковски ворчал ангел. - Люди-люди! Что вам эта кривая нормального распределения? Просто живите! Живите по совести и помогайте другим жить! В конце концов, кривая нормального распределения - она там, на земле, и там ее нужно править. Системы-то материальны!...
Гауссов очнулся и с трудом пошевелился - тело его закоченело на морозе. Он толкнул дверь и вывалился из холодильника. В доме тепло - как ни как, бабье лето на дворе. Постепенно отогреваясь, он стал шевелиться, поднялся, достал из распахнутой дверки холодильника недопитую бутылку водки.
  • Ну, за кривую нормального распределения!, - и сделал три глотка прямо из горлышка.


Сергей Александрович Русаков.
6 сентября 2016 года.
Вагон поезда “Сапсан”.

3 комментария:

  1. За Ваше здоровье!
    Про холодильник - превосходно!
    Вы продолжите нас просвещать?

    ОтветитьУдалить
  2. Немного шокирован... хотя в целом, действительно, прописные истины...

    ОтветитьУдалить
  3. Спасибо. Нашёл ответ на свой жизненный вопрос

    ОтветитьУдалить