Автор

Моя фотография

Преподаватель Академии народного хозяйства, писатель, пенсионер...

воскресенье, 25 сентября 2016 г.

Мастер зала



Мастер зала


Антон сидел на скамейке, вытирал пот концом полотенца, висящего на шее, следил за происходящим на ринге и отходил после боя, постепенно возвращая дыханию обычный ритм. Вдруг он потянул носом, поморщился и скосил глаза вправо. Так и есть! Рядом на скамейку опустился завхоз, от которого и тянуло папиросно-водочным амбре.
В боксерском клубе завхоз появился недавно. Он либо шлялся по залу, либо чинил что-нибудь, вроде прохудившейся груши, либо скрывался в своей каморке, чтобы приложиться к бутылке и выкурить зловонную “беломорину”. Старый, худой, скрюченный и шатающийся, в синей вылинявшей олимпийке и таких же спортивных штанах с вытянутыми коленками, он всегда носил на лице недовольно-брезгливую гримасу. Конечно, появление завхоза стало обрастать слухами и домыслами, например, о том, что когда-то давно он был тренером олимпийских чемпионов по боксу. Кто-то из его учеников, как раз и пристроил его в боксерский клуб. Себя он называл весьма величаво - мастер зала.
Собственный запах заслуженного пота не смог перебить запаха завхоза, и Антон поднялся, чтобы просто встать рядом с рингом и не задыхаться от миазмов.
  • Был один такой, - проворчал прокуренным голосом завхоз. - Все в чемпионы метил...
Старик с клекотом закашлялся и не договорил. Антон презрительно закатил глаза - вот уж чего ему точно не нужно, так это слушать дурацкие замечания никчемного алкоголика. Уже несколько лет Антон упорно тренировался, участвовал в боях и уверенно делал карьеру профессионального боксера. Если кто не знает, то профессиональный бокс - это целый мир, и в этом мире есть всё: слава, восторженные строчки журналистов, возбужденный крик телекомментатора, восхищенные взгляды гламурных дамочек, пришедших на бои с пузатыми папиками или сами по себе поиграть в тотализатор, ну и, конечно, деньги, большие деньги, и драйв - не только от побед, но и от сложной, запутанной, непонятной непосвященным, полной интриг тайной борьбы с такими же бойцами, их тренерами и кем-то еще, кто всегда в тени.
Антону повезло, и его вел по профессиональной карьере настоящий мастер - мастер спорта по боксу и мастер закулисной войны. Поговаривали, что свое немалое, вызывающее зависть даже у миллионеров, состояние тренер заработал, благодаря особому чутью, безошибочно подсказывающему, когда и с кем драться, а когда уклониться, ссылаясь на травму, когда свалить соперника в первые секунды в нокаут, когда тянуть бой как можно дольше, а когда и проиграть. Последнее уже почти не вызывало, как прежде, внутреннего протеста. Слава и деньги - прекрасный аргумент.
Антон пролез между канатами на ринг. Снова его очередь тренировочного боя  - с новичком, молодым, но определенно талантливым. Антон закружился в танце и привычно стал прощупывать слабые места соперника. Первое впечатление складывалось в пользу новичка, который, похоже, был хорош по всем направлениям, и это завело Антона - он стал напористей.
Все таки, мастерство есть мастерство. Новичок стал уставать, и теперь уже не стоило большого труда достать его, а затем и добить, посылая в нокдаун. Сосредоточившись, Антон стал методично пробивать защиту соперника по спаррингу. В эти минуты он словно становился богом. Удар, еще удар. Достал! Правый хук начал свое победное движение, но вдруг острая боль под лопаткой сломала удар. Новичок уклонился, перчатка Антона, потеряв скорость, пролетела мимо, а сам он провалился.
От растерянности, понимая, что с ним такого просто не может быть, Антон отпрыгнул от соперника и вновь закружил по рингу. Вот тут-то он и увидел завхоза, который стоял у канатов и пристально смотрел на Антона. При этом старик что-то беззвучно шептал, кривил губы и недовольно качал головой.
Разозлившись еще больше, Антон снова стал наседать на новичка и вскоре довел свой план до конца - пробил защиту и добил молодого бойца в левый висок. Тот рухнул. За спиной Антона смачно плюнул под ноги завхоз. Он развернулся и пошел, шатаясь в сторону своей каморки. Наверное, накатит очередные полстакана.
Антон наслаждался победой, пусть не такой важной, как в поединке на турнире, но все же - это победа. Даже маленькая победа важна для того, кто идет к своей мечте стать чемпионом, кто выбрал бокс, как путь. Антон испытал волну благодушия и наклонился к новичку, чтобы помочь ему подняться, но вдруг снова споткнулся и упал на колени. В каморке мастер зала трясущейся рукой пытался направить водку из бутылки в стакан, у него не получалось, и он злился. “Вот говнюк!”, - приговаривал он и еще больше злился.
С противоположной стороны ринга сквозь сетку канатов тренер проводил взглядом старика, покачал головой и направился в каморку. Завхоз вовсю дымил свою папиросу с привычно откушенным бумажным мундштуком. Тренер вошел и остался стоять в дверях.
  • Я все видел, - начал тренер. - Ты это брось, старик! Ты мне так лучшего бойца испортишь. Ты же знаешь, как это важно - поймать чувство победителя, чувствовать себя непобедимым. Это - как магия, и ты со своим совковым  колдовством не лезь! Советский спорт в прошлом. Сейчас другие времена...
Завхоз, казалось, не слышал тренера и не собирался слушать. Он смотрел в сторону и покачивался, сидя на своем топчане, застеленном старым солдатским одеялом. Старика явно повело от водки. Тренер остановил речь - бесполезно. Махнул рукой и вышел. Завхоз что-то пьяно пробормотал, и по губам угадывалось знакомое всем крепкое напутствие.
Спортивное общество “Динамо”, в котором когда-то трудился тренером завхоз, было образцом жесткой дисциплины и гибкости мысли одновременно. В разговорах с подопечными спортсменами он узнавал кое-что о работе офицеров милиции и госбезопасности, из рядов которых выходили в большой спорт динамовцы.
Завхоз пьяно заулыбался - его понесло по волнам памяти. Он вспоминал свое детство. Однажды он не успел, как все, сбежать с места драки, а дрался он, двенадцатилетний, наравне со взрослыми парнями стенка на стенку с соперниками из соседнего железнодорожного поселка.  Зато его успел крепко схватить за руку милиционер из подоспевшего на уазике наряда.
В отделении он сидел, насупившись, и молчал. Инспектор детской комнаты милиции профессионально пугал мальца нарами, но вдруг был остановлен каким-то довольно пожилым дядькой, который сидел в кабинете. Тот заставил мальчика встать и неожиданно ударил в голову, но не попал - у того сработала реакция. Повторив удары несколько раз, дядька с удовольствием наблюдал, как малец умело уклоняется. Затем он взял мальчика за руку и повел с собой, в секцию бокса, где работал тренером. Так в жизнь вошел бокс.
Потом был завод и заводская сборная. Потом армия. Афганистан. Бокс пригодился. Там же он научился и другим приемчикам, не боксерским, но весьма крутым и надежным. Например, один офицер, который был знаком с какой-то то ли китайской, то ли японской борьбой, научил его вкладывать в удары особую силу. Забавно, но офицер показывал один фокус, становясь таким тяжелым, словно вросшим в землю, что его не могли сдвинуть с места или поднять. Были и другие учителя.
Завхоз завалился на старую грязную подушку и заснул в пьяном забытьи. Похоже, что одним полстаканом здесь не обошлось. Под столиком покоилась на боку опорожненная бутылка. Рядом с ее старшими сестрами…
Тренер был обеспокоен. Намечались важные дела, и он переживал, как поведет себя Антон. Выдержит ли нагрузку? Тренер любил такие вызовы, когда в один плотный жгут сплетались сразу несколько событий, задач, линий, перспектив. На этот раз плотность обещала стать просто феноменальной, но игра стоила свеч. Если все сложится, как ожидается, можно навсегда обеспечить себя и свою семью. Семья - это главное.
Тренер зашел в раздевалку, где переодевался после тренировки Антон. Важно не упустить момент и поговорить с ним. От таких, как завхоз, добра не жди - возьмет, да и спутает все карты. Кстати, нужно бы узнать, что он за птица, и кто пристроил старого пьяницу в спортклуб завхозом. Как он говорит? Мастер зала? Ну-ну!
В раздевалке Антон, уже в облачении мотоциклиста, собирал в сумку вещи. Из его рук выпало портмоне с документами и раскрылось, подобно книжке.
  • Что это?!, - неожиданно резко воскликнул тренер, показывая пальцем на портмоне. - Что это такое, я тебя спрашиваю?
Антон недоуменно переводил взгляд с тренера на портмоне и обратно.
  • Что, тренер?
  • Вот это!, - тренер поднял портмоне с пола и оторвал приклеенную к коже красную бумажную полоску, из тех, что обычно используют, как закладки для книг и называют стикерами.
Антон пожал плечами, вспоминая, откуда в его портмоне такая канцелярская принадлежность. Может, была приклеена к какому-нибудь документу или чеку и прилипла?
  • Что бы я этого больше у тебя не видел? Что ты творишь?, - тренер был возбужден, хотя уже начал догадываться, что Антон на самом деле не имеет понятия, о существе такой полоски. - Ну, ладно! Проехали...
Тренер снова вернулся в каморку к завхозу - тот пьяно всхрапывал во сне. Обыскав каморку и самого завхоза, тренер не нашел ровным счетом ничего. У завхоза не было ни книг, ни записных книжек. Даже денег, и тех не было. Может, уже пропил все? Или кто-то дает, а он пропивает? Тренер направился на выход.
  • Не то ищешь, и не там…, - прозвучало во след пьяное бормотание завхоза, перевернувшегося со спины на бок.
Из под полуприкрытых век завхоз проводил взглядом тренера и сел, когда тот вышел. Тренера обоснованно можно отнести к опасным людям. Конечно, не воплощенное зло, но уж точно не агнец божий, а скорее, наоборот. Тем не менее, замысел нужно воплощать, и выждав полчаса, завхоз двинулся в путь.
Сегодня в одном из столичных спортивных клубов проходит знаковый бой между чемпионами профессионального бокса. Именно для боев такого уровня и готовит тренер Антона. Нужно спешить. Необходимо проверить базовую гипотезу.
Завхоз протиснулся сквозь толпу к окошку приема ставок тотализатора и протянул деньги.
  • На американца!, - выпалил завхоз.
  • Со страховкой?, - деловито уточнила девушка в окошке.
  • Со страховкой!, - догадался завхоз, о чем идет речь, и точно - страховка стоила немалых денег.
На билетик оказалась приклеенной красная бумажная полоска - стикер. Сунув все это в карман, завхоз поспешил обратно в свой спортклуб. Он запер каморку и достал билетик со стикером. Рассмотрев стикер со всех сторон при тусклом свете голой лампочки под потолком, завхоз снова догадался и, решившись, лизнул стикер языком.
В этот момент кто-то дернул за ручку двери, пытаясь ее открыть. Потом дверь затряслась от попыток сорвать задвижку. Завхоз закрутил головой по сторонам в поисках места, куда бы спрятать стикер - он до сих пор держал его в руке. Не найдя подходящего места, завхоз просто положил стикер на язык и проглотил.
Дверь настежь распахнулась. На пороге стоял тренер. Он становился все больше размерами, меняя очертания и облик. За его спиной его, вырастая из лопаток, стали вздыматься крылья. В чертах лица появилось что-то демоническое. Полусогнутые ноги с копытами вместо ступней. Мускулистый торс. Сильные руки, сжатые в кулаки. Тренер занял боксерскую стойку и пошел на завхоза.
Подскочив с топчана, завхоз откинулся назад, чтобы оттолкнуться от стены. В ответ на это задняя стена, а за ней и остальные, рухнули, поднимая пыль. Тренер и завхоз оказались в каком-то мрачном месте, похожем на пустыню в сумерках. Ни души кругом.
Старик заскользил узнаваемым шагом вокруг демона, прикрыв скулу левым плечом.
  • Кто это у нас тут?, - прогремел голос демона. - Кассиус Клей недобитый? Сейчас ты испытаешь на себе настоящую силу!
  • Да!, - старик матернулся в дополнение. - Похоже, распятием и чесноком здесь не обойдется. Сейчас ты испытаешь на себе силу добра.
Старик, наверное, шутил, но при упоминании сил добра демон вздрогнул, как от удара током. Он расправил крылья и поднялся над землей. Старик продолжал свой танец, но тоже оторвался от земли. Теперь они кружили в воздухе. Демон поворачивался на месте, а старик порхал вокруг него, словно готовясь к удару, как пчела готовится ужалить.
На самом-то деле к удару готовился демон и он нанес первый удар. Молниеносный. Даже высокоростная спортивная видеосъемка не смогла бы при медленной прокрутке проследить движение его руки. Это было быстрее пули. Удар пришелся в центр груди старика - туда, где сердце.
С соизмеримой скоростью старик стал сгибаться в пояснице, не давая кулаку демона соприкоснуться с целью. Следуя в миллиметре от кулака, грудь старика совершила обратное движение. Затем, когда удар демона потерял силу и остановился, старик отлетел назад на несколько метров, как от удара, но не от удара. Демон знал, что не достал старика, и удивился, потеряв на долю секунды нужную концентрацию. В этот момент старик в мгновение ока оказался за спиной демона, ухватился руками за его крылья у их корней, уперся ногами в спину меж лопаток и что есть силы потянул за крылья, стараясь оторвать. Оторвал и откинул в сторону.
Обескрыленный демон был жалок, но старался не подавать вида. Он снова принял боевую стойку, но уже стоя на земле. Старик продолжал кружить вокруг. Теперь уже определенно примеряясь к удару. И ударил. Демон не успел среагировать и потому пропустил банальный крюк в челюсть. Старик отлетел назад и опустился на землю. Демон выплюнул выбитый зуб.
  • Это тебе напоминание, и всем своим передай!, - по мальчишески духарился старик. - Кто на нас с мечом… Нет! Кто против человека попрет, от человека и огребет.
Демон стал пятиться назад, набрал скорость и вскоре скрылся за горизонтом, над которым полыхали кровавые зарницы. Постепенно становилось светлее. Стены каморки вернулись на свое место, только дверь оставалась открытой, болтаясь на одной верхней петле.
Завхоз постепенно приходил в себя. Он поискал под подушкой и нашел заначку - четвертинку водки. Покрутив ее в руке, словно размешивая, завхоз выпил водку, по-молодецки влив ее в горло без глотков. Водки было мало, конечно. Такое количества вещества, которым был пропитан стикер, могло оказаться смертельным. Спасительная водка! Этиловый спирт - этот универсальный растворитель, мог спасти жизнь, и завхоз, изрядно шатаясь, побрел в ближайший магазин взять в долг поллитру.
Антон теперь уже сам подсаживался на скамейку к завхозу. Было в этом старике что-то, что казалось непостижимым, нереальным, словно, завхоз этот - вовсе не тот, за кого себя выдает. Каждый раз, когда рядом оказывался Антон, завхоз, будто бы, не обращаясь к нему, начинал рассказывать что-нибудь, более похожее на притчи, нежели на обычный разговор. Антона это чем-то завораживало, не отпускало, заставляя дослушать до конца.
  • К чему ведет совершенство? В тупик ведет человека совершенство!, - начал издалека завхоз. - Вот жил-был один человек, нормальный такой человек. Как и все, он хотел стать лучше, совершеннее.  Задумал своим влиянием охватить весь мир. Начал совершенствоваться и становился совершенным. Даже чудеса творил. Однако все, что становится совершенным, становится все менее гибким, менее свободным и все менее живым. Так, сначала волосок, затем коса, а потом толстый несгибаемый канат из стальной проволоки. Когда этот добрый человек понял, что увеличение порядка до полной победы над энтропией ведет к смерти на земле, он расстроился, но обратной дороги от совершенства к простоте нет. Тогда он ушел. Правда, то, что он успел сделать в этом мире, здорово изменило мир.
Антон не все понимал, но не мог оторваться от того, что рассказывал, как бы и не ему, странный завхоз - мастер зала.
  • Многие мечтают о карьере, власти, богатстве, бизнес-империях, но их лучше пожалеть, как не ведающих, что целями жизни это быть не может, хотя и лежит близко к целям жизни и даже к смыслу жизни..., - завхоз замолк, поднялся и пошел в свою каморку - видимо, опять приложится к бутылке.
Антон хотел, было, пойти за ним и расспросить уже конкретно, что ему самому-то делать? Впереди карьера профессионального боксера, богатство, слава, власть - все то, о чем старик сказал, что в этом нет смысла жизни. А в чем тогда? Антон сделал шаг, но что-то остановило его. Он не видел, что за ним наблюдает тренер. Он и остановил. Тренеры это умеют.
Завхоз беспокоил тренера все больше. Да еще зуб ни с того, ни сего разболелся. Антон все чаще сидел на скамейке рядом с завхозом и слушал, что тот говорит, хотя, казалось, что говорит завхоз просто так, в пустоту, сам с собой. Впереди важный матч, и ничто не должно помешать Антону одержать в нем победу. На кон поставлено всё. Вернее… Именно в этот день сплетутся в тугой канат интересы сразу нескольких игроков большого бизнеса - тех, кто курирует тотализатор, тех, кто курирует рекламу на спортивных состязаниях, и тех, кто курирует… продажу стикеров, под видом страховки ставок. Если дело выгорит, все участники получат максимум возможных сборов. При этом все должны, как по нотам, сыграть свою роль, и ни в коем случае не помешать друг другу. Так, сказать, синергия в действии. Главное звено - Антон. Он должен выиграть бой, потому что на его соперника будут сделаны фантастические ставки.
В день соревнований Антон был спокоен и уверен в себе - тренер сказал, что все решил, со всеми договорился, и достаточно просто отстоять раунд за раундом, чтобы победить по очкам. Это он сможет. Тайный расчет тренера был на то, что Антон сначала растеряется от напора соперника, затем разозлится, а затем одержит чистую победу нокаутом. Разумеется, ни с кем тренер не договаривался. Хитрость была в другом - немного химии в бутылочке с водой для соперника Антона, и победа в кармане.
Огромный зал был до отказа забит зрителями. Вип-места занимали воротилы бизнеса, авторитеты власти и уголовного мира, их спутницы, одинаковые, как близняшки, вне зависимости от того, из какого лагеря их папики. Перед боем на ринге надрывался конферансье. По рингу вышагивали почти голые девицы с табличками имен бойцов в вытянутых руках.
Соперник Антона вышел первым по длинной лестнице в свете прожекторов, под гром музыки и крики конферансье. Пояс чемпиона мира. Атласный халат. Лучезарная улыбка полимерных зубов - свои давно повыбиты. Выход Антона был гораздо скромнее. Ставки на чемпиона росли, как на дрожжах. С одной стороны Антону было неприятно выходить серой овечкой, но таков замысел тренера, а ему нужно верить.
Бой начался, как и должно было случиться, с ошеломления Антона. Именитый соперник методично бил его, будто выполнял хорошо откатанную программу. Антон сначала подумал, что чемпион лишь для начала так повел бой - ведь с ним и с его тренером договорились. Однако чемпион мира вовсе не собирался снижать темпов натиска. Пару раз Антон пропустил удары в голову - на грани нокдауна, но выстоял. В конце третьего раунда он все-таки ушел в нокдаун под звук гонга.
После перерыва чемпион действительно поменял тактику. Он стал заметно медлительнее, и даже задумчивее, словно его подменили. Антон решил воспользоваться такими переменами. Он запорхал вокруг чемпиона, собираясь ужалить его, как говаривал когда-то Мохаммед Али. Вот он достал чемпиона левой и на мгновение вывел его из равновесия. Сейчас он вложит в удар правой в висок всю свою силу. Концентрация…
Что такое? Ноги вдруг стали тяжелыми, словно чугунными, и Антон не смог передвинуть ни одну из них с места. Руки, отяжелев, опустились. Антон открылся и ничего не мог с этим поделать. Тренер что-то кричал ему, но все вокруг поплыло, словно в тумане. Последнее, что запомнил Антон - боль. Чемпион, даже в таком сонном состоянии, ударил Антона со всей возможной силой. Антон потерял сознание и упал. Нокаут.
Что тут началось! Трибуны взревели от радости. Нетерпеливые бросились занимать очереди к кассам для получения своих выигрышей по ставкам. Все пришло в движение. Только три человека оставались неподвижными. Лежащий на полу ринга Антон. Оцепеневший тренер, не решающийся представить себе, что с ним теперь будет. Завхоз…
Прямо в глаза тренеру через редкую сетку канатов ринга смотрел завхоз. В синей олимпийке с молнией. Он пожевал губами и сплюнул на пол красной бумажной полоской, которая завертелась подобно пропеллеру семечки акации. Завхозу пришлось вымочить стикер в водке, чтобы вымыть из него сильнейший синтетический наркотик, тот самый, от которого его унесло, когда он сначала лизнул стикер, а затем проглотил его. Старик развернулся и пошел туда, откуда пришел. В каморку, конечно. Победу нужно отметить.
Победой завхоз считал вовсе не срыв планов нескольких игроков теневого бизнеса. Если знаешь краеугольный камень, достаточно легкого щелчка, чтобы рухнул весь замок. Старик спас Антона - это дорогого стоит. Сейчас Антон в больнице с черепно-мозговой травмой. Позже, когда страсти улягутся, старик навестит его, чтобы помочь здоровью парня. Это тоже несложно. Не завхоз придумал лечить наложением рук. Главное - завхоз вырвал Антона из все туже сплетавшегося каната людских страстей и зла. Теперь он свободен и устроит свою жизнь проще - без лишней славы, без избыточного богатства, без ненужной ему безграничной власти, без всего того, что приобретается, как кажется, для свободы, но ведет лишь к ее окончательной потере. Ну, не повод ли выпить?
Завхоз открыл бутылку водки и налил полстакана. Выпил и сразу почувствовал миндальную горечь во рту. Цианид! Сейчас будет больно. Очень больно. Старик лег на топчан, закрыл глаза и вытянулся. Ну, что ж! Победу все равно одержал он.
Через полчаса в каморку осторожно зашел тренер. Он пощупал пульс на шее завхоза, вынул из кармана стакан - такой же, как на столике в каморке, сжал вокруг него кисть правой руки старика, налил из бутылки водки на дно, а настоящий завхозов стакан положил в карман. Все это он сделал в медицинских перчатках на руках. Сделал ошибку - завхоз всегда держал стакан в левой руке, но кто будет интересоваться причиной смерти какого-то алкоголика? Да и мало ли отравы может быть в той дешевой водке, которую тот покупал?
Антон выписался из больницы через три месяца. Он расстроился, узнав, что завхоз умер от перепоя. Тренер куда-то пропал, и Антон не смог его отыскать, да и чувствовал перед ним вину - проиграл такой важный бой. Боксом Антон больше не занимался - врачи запретили. Он стал работать тренером в детской боксерской секции и тренировал ребятишек младшего школьного возраста. Однажды, когда на ринге двое мальчишек наотмашь нещадно лупили друг друга, Антон вдруг поднял глаза и увидел… Завхоза. Тот, кажется, кивнул ему. Однако мгновением позже в том месте уже никого не было, и Антон посчитал, что ему померещилось. Такого не может быть.
Однако что такое для старого мастера зала какой-то цианид? Всего-лишь яд. Яды легко распадаются, не причиняя вреда, если вовремя разложить вещество на атомы, а это нетрудно сделать усилием воли.
Завхоза, мастера зала в боксерском клубе  действительно больше нет, но есть старый фотограф - в драповом пальто, с повязанным поверх воротника длинным шарфом и в берете. На трамвайной остановке он дожидается своего трамвая. “Аннушку”, конечно! Одно осталось в наследство от прежней ипостаси. От фотографа заметно разило спиртным, а в кармане пальто пылила из щелей табаком помятая пачка беломора. Говорят даже, что и раньше можно было по эти двум признакам проследить путь, пролегающий через века. Менялись страны, чередовались граппа, виски, сакэ, самогон. Говорят также, что это и не человек вовсе, что есть такой ангел, задача которого не дать стремлению человека к совершенству, остановить жизнь на Земле. Ну, а то, что он не прочь приложиться к бутылке, так и у ангелов бывают странности. А еще говорят, что среди пьяниц наверняка есть ангелы, иначе почему пьяницы такие везучие и талантливые?


Сергей Александрович Русаков.
16 сентября 2016 года.
Фойе Академии народного хозяйства etc

1 комментарий: