Автор

Моя фотография

Преподаватель Академии народного хозяйства, писатель, пенсионер...

пятница, 1 декабря 2017 г.

Диссертация в деревне. Пролог и 1-я глава

Диссертация в деревне.
Новогодние приключения замзавлаба, кота, продавщицы
и мышиного короля
(сказка)


Пролог


Человек, который звучит гордо, небезосновательно гордится собой. Он просто образец наилучшего, что создала природа. Этому поводу для гордости вторит другой, в котором человек есть образ и подобие Бога. Хотя, чего такого особенного в человеке? Ну, живой организм. Ну, разумный. Живого в мире предостаточно, и даже больше. Другое дело разум. Современный человек соглашается, что какой-то разум есть у дельфинов, удивленно покачивает головой, узнав, что обезьяны освоили арифметику сложения и вычитания яблок. Вот тут-то человек и обнаруживает, что совсем не осведомлен в реалиях, и разума в мире гораздо больше, чем только у человека, дельфинов и обезьян. Оказывается правы японские синтоисты, утверждающие, что всякий предмет одушевлен. И жизнь, и разум обнаруживаются там, где не ждешь.
Познание секретов мироздания многих направило путем науки. Есть люди, которых  еще в детстве наука заманила в свои сети. Детский конструктор “Лего”, поначалу лишь цветные пластмассовые кубики, которые можно соединять между собой, незаметно добавляет к себе, казалось бы, мелочи, но из-за мелочей-то и становится роботом, а он - как живой. Пластиковый угловатый антропоид ростом с кота умело обходит препятствия и кажется разумным.
Вот так, ведомые за ручку роботами, воздев глаза к нему, где парит квадрокоптер, дети вырастают и приходят в институты, чтобы сделать первый шаг к мечте стать программистами и робототехниками. Жизнь вполне взрослый людей похожа на детский сад для переростков. В их руках по-прежнему игрушки. В их глазах детская радость открытий и слезы неудач, когда очередной баг в программе не оставляет надежд, что после его устранения не появится следующий, и так бесконечно. По-детски радующийся и плачущий программист - обычное в их мире дело.
Того не замечая, так называемые взрослые дети как бы создают свой мир и живут в нем. Виртуальный мир существует лишь в воображении. На деле же в каждый момент времени этих славных и наивных людей окружает совсем другой - опасный, жестокий, суровый мир, в котором крупицы необходимого для жизни добываются в боях. Этот настоящий мир, конечно же, брутально материален, но нематериальная его составляющая не менее реальна и, пожалуй, даже более опасна. Это мир чистых энергий, неощутимых полей и сущностей, именуемых духами.
Стоит только человеку из его уютного виртуального мира выйти, а еще того хлеще, удалиться от него, как реальный мир, не щадя, берет такого человека в оборот, подчиняет своей воле и без согласия делает участником самых разных и отнюдь не приятных событий. Это ли не приключение? Врагу не пожелаешь таких приключений!
Тем не менее, одно из таких приключений начинается…


Глава 1-я, в которой ученый справляет временное новоселье, обживается в доме и подумывает о необходимости кота


Баба Маня долго колдовала с замком, дула, на замерзающие пальцы, шептала что-то под нос, и наконец,  замок, этот огромный кованый музейный экспонат изволил распахнуться. Звено ржавой цепи, освободившись, проскользнуло в железное кольцо, и цепь брякнулась на ступеньку крыльца. Переваливаясь в своих многослойных одежках, баба Маня, попятилась назад и в сторону, освобождая дорогу в дом.
  • Ну, милок, заходи… в свои хоромы!, - улыбнулась старуха недобро или так показалось.
Эдуард решительно шагнул к дощатой двери, потянул за кольцо на себя, распахнул дверь и исчез во тьме дома. Окна заколочены досками. В доме темно. Да и на улице декабрьский короткий день.
  • А свет есть?, - донесся из темноты приглушенный голос Эдуарда, сопровождаемый грохотом каких-то предметов, на которые он натыкался в темноте и ронял.
  • Электричество есть! Лампочек нет!, - прагматично и здраво констатировала бабка. - Будут лампочки, будет и свет!
В темноте замерцали голубые сполохи. Эдуард включил фонарик айфона. Грохот падающих предметов прекратился. Эдуард все не выходил. Баба Маня, по какой-то причине не переступавшая порог дома, нетерпеливо переминалась с ноги на ногу, скрипя снегом под валенками.
  • Ты бы, милок, окна от досок оторвал и не жег бы свой фонарик. Еще насмотришься на экспонаты деревенской утвари, - в голосе бабки угадывался юмор.
Сполохи погасли, и у входа появился Эдуард. Он был облеплен лоскутами паутины. Судя по всему, дом ему понравился. Пройдя за спину бабы Мани, он обернулся и сделал несколько снимков на айфон. Из-за невыключенной вспышки баба Маня испугалась и состроила такие выражения лица, что еще более утвердила во впечатлениях от ее ведьмоватого вида.
  • Сколько жить собираетесь, молодой человек?, - деловито начала торг бабка, намеренно или нет сделав вопрос двусмысленным.
  • Весь декабрь и январские каникулы, сорок дней, - воодушевленно ответил Эдуард.
  • Ну, тогда деньги вперед! По полтыщи за день! Двадцать тыщь! Плюс коммунальные платежи! Итого, двадцать одна тысяча!
Наверное, речь шла лишь об оплате за электроэнергию. Эдуарда цифры не смутили. Он залез во внутренний карман куртки, достал почтовый конверт, отсчитал деньги и протянул старухе.
  • Положи на порог и отойди!, - зачем-то потребовала баба Маня.
Эдуард положил стопку купюр и отошел в сторону. Пока бабка доковыляла, сквозняком внутрь дома сдуло верхнюю купюру. Баба Маня нелитературно выругалась, но не выказала порыва вернуть улетевшую тысячу, словно та канула безвозвратно. Она махнула рукой и поковыляла прочь.
Новый жилец старого дома был занят в этот момент попытками поймать на телефон хоть какие-то следы мобильного эфира. Он даже не заметил, что старуха ушла.
Эдуард обошел дом и обнаружил приставную лестницу. Он взобрался на нее, держа в вытянутой правой руке телефон, который по-прежнему не подавал признаков мобильной связи. Даже на самом верху, на уровне слухового окошка связь так и не появилась.
В этот момент, на пике достигнутой высоты перекладина лестницы подломилась под ногами Эдуарда, он взмахнул рукой, пытаясь удержать равновесие, выпустил телефон, отправившийся в полет по дуге в глубокий сугроб, и с трудом удержался на перекладине ниже под обломившейся. В сугробе образовалось входное отверстие проделанное нырнувшим в снег телефоном.


Эдуард спустился вниз, примерился к глубине снега и не решился разгребать его руками. Он пошел в подобие сарая, пристроенного с тыльной стороны к дому, в надежде отыскать там лопату. Лопата действительно нашлась. Но не только лопата. Сарай походил на музей древностей деревенского быта. Не всем предметам удалось найти свои названия и предназначения в голове Эдуарда. Решив совершить в сарай исследовательскую экскурсию позднее, Эдуард взял лопату и вышел откапывать телефон.
Проделанная лопатой в снегу дорожка наконец-то привела к телефону. Эдуард поднес его к глазам, чтобы оценить состояние технического устройства после снежной ванны, и заметил на пластиковом футляре телефона следы зубов. Мыши?
В сарае обнаружился и топор, с помощью которого Эдуард, хоть и неумело, но сумел оторвать доски, прибитые поверх наличников трех классических окошек с фронтона деревенского дома. Теперь можно было обследовать внутренность домика при дневном свете.
Дом начинался с темных сеней, освещавшихся лишь в открытую входную дверь. Там же Эдуард обнаружил на стене устройство, к которому подходили провода. Два круглых фарфоровых предмета подсказали ученому покрутить их. После поворота каждого из них по часовой стрелке под потолком сеней вспыхнула лампочка. Значит, электричество есть, и да будет свет!
В сенях оказалось немного мебели и предметов. Деревянная лавка с ведром. Второе ведро, скорее всего, занимавшее место рядом с первым, валялось на полу - его сбил Эдуард при первом своем появлении в доме. Кроме того, на больших гвоздях, вбитых в бревна, висели овчиный тулуп и брезентовый плащ. Эдуард перешел в другую комнату. Это была кухня.
Деревенские дома, построенные по схеме “пятистенок” - это прямоугольный дом поделенный на две части бревенчатой перегородкой. В передней части, в данном случае, к дороге, устраивают большую светлую комнату в три окна. Заднюю часть делят на сени и кухню.
В кухне тоже есть окно. Большую часть кухни занимает кирпичная печь с чугунной плитой на один круг. У окна установлен кухонный стол и табуретка под ним. Напротив печи старый деревянный буфет, многократно крашеный белой краской.  В шкафу за стеклянными дверками какая-то посуда. Вот и весь интерьер. Под потолком голая лампочка на проводе. У двери черный пластмассовый выключатель.
Передняя комната дома была квадратной формы. Напротив двери - три окна, которые Эдуард только что освободил от заколоченности досками. Света вполне доставало для осмотра комнаты, но Эдуард, покрутив головой налево и направо, обнаружил на стене у двери выключатель и щелкнул рычажком. Засветилась под тряпичным абажуром лампочка. Значит, во всем доме есть и электричество, и лампочки, и свет.
В комнате у центрального окна - деревянный стол под скатертью и два деревянных стула с высокими спинками. Над столом остановившиеся часы-ходики. Эдуард потянул за часовую цепь, поднимая гирьку, толкнул маятник, и часы пошли.
У правой стены - высокая железная кровать с блестящими металлическими шишечками по углам на вершине стоек. Матрас застелен сшитым из лоскутов покрывалом. Подушка в изголовье покрыта белой ситцевой пробивной салфеткой. На всем следы пыли. Надо бы все вытряхнуть!
В левом углу старый черно-белый телевизор на комоде. Над ним в углу икона и лампада под ней. Слева задняя стена печи - той самой, что топкой выходит на кухню. Справа у стены довольно большой сундук, окованный железными полосами. Сундук закрыт на большой замок. От двери к центральному окну на полу постелен домотканный половик.
Все нужно вытряхнуть! Все очень хорошо! Как и мечтал Эдуард. Просто повезло! Впереди сорок дней творческого одиночества. Эдуард начал отсчет вожделенного отпуска, выпрошенного у институтского начальства для написания “кирпича” своей диссертации об эмерджентных свойствах систем. В научно-исследовательском институте кибернетики и телемеханики Эдуард вырос от лаборанта до заместителя заведующего лабораторией малых роботов. Старик завлаб готовится к пенсии, и для Эдуарда открывается перспектива карьерного рывка - сменить на посту заведующего лабораторией. Для этого и нужна степень кандидата технических наук.
С трудом справляясь с нетерпением, Эдуард достал из рюкзака ноутбук, дунул на стол, вздымая клубы пыли, и положил компьютер в центр стола. Включил. На мониторе засветилась заставка из любимой телепередачи его детства. Мультипликационный пионер бил большим молотом по ореху, приговаривая: “Орешек знаний тверд, но мы не привыкли отступать! Нам расколоть его поможет киножурнал “Хочу все знать!””.
Идилия! Светится монитор ноутбука. Мерно тикают ходики. В довершение картины, из крохотного оконца часов выпорхнула механическая кукушка и трижды исполнила свой традиционный клич.
Эдуард встал со стула, потянулся к настенным часам и подвел стрелки до текущего времени, сверившись с наручными часами. Удовлетворенно он сделал шаг назад, опустился на стул и… Стула под ним не оказалось.
Эдуард обрушился на пол, больно ударившись головой. Его голову, лежащую на полу, словно потянули вниз за волосы тысячи лилипутов. Под досками пола прямо под его головой громко зашуршало, послышался писк. Мыши! Надо бы завести кота!
Потирая вскочившую шишку на затылке, Эдуард вышел из дома, чтобы продолжить обследование местности вокруг. Он закрыл дверь на висячий замок и шагнул на улицу. Слева вдоль улицы несколько домов и колодец типа “Журавль” метрах в ста. Справа на одном из домов вывеска “Продукты”. Тоже недалеко.
В этот момент Эдуард почувствовал на своем затылке чей-то взгляд и обернулся. За его спиной только дом. Занавеска на среднем окне колыхнулась. Мыши! Кому же еще? Срочно нужен кот!


Сергей Александрович Русаков
1 декабря 2017 года.

Москва.

1 комментарий: