Автор

Моя фотография

Преподаватель Академии народного хозяйства, писатель, пенсионер...

воскресенье, 18 февраля 2018 г.

Две планеты - две сестры



Две сестры - две планеты
или о шансах единения двух цивилизаций

Весь мир готовился к наблюдению редкого космического явления - лунного затмения. Жители Земли первоначально предвкушали праздник. Давно известно, что для праздника нужен повод, а тут - такой грандиозный. Телеведущие на всех каналах вещали с торжественностью в голосе о том, как все произойдет. Кульминацией события ожидалось непродолжительное, но впечатляющее покраснение Луны.
Кто-то из шаманствующих эзотериков вспомнил, что багровая Луна предвещает глобальную катастрофу. Тему подхватили все виды СМИ. На Земле было неспокойно. В некотором смысле, довольно точно передавала ситуацию метафора о пороховой бочке.
Религиозные лидеры всех конфессий заголосили о конце света. Даже те, в чьих канонах ранее не упоминалось “... такого вот конца…”. Верующие потянулись в культовые сооружения и паломнические миграции. Так сказать, напоследок. Коммерческие показатели декламируемо некоммерческих религиозных организаций выросли до немыслимых пределов, оставляя далеко позади традиционно доходные бизнесы наркоторговли, торговли оружием и органами на пересадку.
Маркетологи всех стран, отраслей и субъектов бизнеса подхватили эстафету, проводя спешно слепленные маркетинговые кампании, эксплуатирующие идею гульнуть перед смертью, спустить сбережения до нуля, сыграть по-крупному. Лотерейный бизнес столкнулся с проблемой дефицита бумаги для печати такого огромного количества лотерейных билетов. Пункты продажи лотерей стали похожи на очереди за колбасой позднесоветского времени или за водкой в раннеперестроечную пору. Серверы электронных лотерей, букмекерские и покерные дымились сгорающими магнитными дисками. Серверные комплексы Заполярья еще держались на плаву. Благо, зима.
В Бразилии решили провести внеочередной карнавал, начав его за несколько дней до лунного затмения. Ведь в южном полушарии лето. Почин бразильян покатился по миру. Бавария, а затем и вся Германия за несколько дней до затмения заклубились пивными фестивалями под общим символичным названием “Mondfest” - Лунный фестиваль.
Геи Франции спешно подводили глазки, натягивали стринги, вооружались радужными флагами и выходили к Монмартру. Число самоубийц, спрыгнувших с Эйфелевой башни, возросло втрое, и ее закрыли для посещения.
В России… Россия - как всегда. Она кого угодно переплюнет. В России было решено заблаговременно, раньше положенного срока отпраздновать Масленицу. Это казалось разумным, патриотичным и православным. Ведь за Масленицей следует Великий пост. Вот пусть катаклизмы добавятся к страданиям по мясомолочному столу.
Однако кое-кто отнесся к грядущим событиям всерьез, и “наверху” решили перенести день выборов Президента ближе - в аккурат на последнее воскресенье Масленичной недели, то есть, на день лунного затмения.
Похоже, люди всерьез поверили в неизбежность катастрофы и даже конца света. Эзотерики, гадалки, прорицатели и пророки словно с цепи сорвались. Конечно же, вспомнили пророческий “Апокалипсис” и теперь гадали, что из предсказаний и в какой последовательности станет сбываться. Не к месту, но получилось забавно, вспомнили “Завтра не наступит” писателя-фантаста Артура Кларка и заговорили с надеждой на помощь инопланетян. 
Разумеется, были и те, кто, по стечению самых разных обстоятельств, оказались на обочине мейнстрима последних новостей. Редкие и по-своему счастливые люди. Пенсионер Артюхов выпал из реальности бытия по вполне заурядной причине. Он готовил к отправке в издательство сборник сказок, сочиненных минувшим летом на волне вдохновения, навеянного, вероятно, старческим чувством умиления буйством природы и жизни как таковой.
Труд вычитывания текстов оказался не таким легким и приятным, как ожидалось. Орфографические ошибки и опечатки прятались словно грибы в лесу. Приходилось вчитываться, прочитывать по несколько раз фрагмент за фрагментом, сказку за сказкой.
Писательская муза, жалея старика, отправила его жену погостить к родственникам, и Артюхов остался совершенно один в своем деревенском доме в Новой Москве. Телевизор он намеренно не включал, чтобы не отвлекаться. Ноутбук отключил от интернета и работал на нем в режиме печатной машинки. Тишина, цокот клавиатуры и шелест страниц словарей.
Счастье на этом не остановилось, а привалило еще. Повалил снег, став аномальным снегопадом. Артюхов похвалил себя за запасливость - хлеба купил с избытком, и в магазин ходить незачем, а то бы непременно зацепившись языком за деревенские новости, узнал от продавщиц о грядущей катастрофе. Воистину, счастливы неведающие…
Артюхов, как оказалось, пропустил все на свете. Единственное, что он не пропускал, так это отправлять эсэмэски жене: “С добрым утром, любимая!” и “Спокойной ночи, любимая!”. В ответ жена присылала какие-то ссылки, и Артюхов заведомо знал, что это что-то в диапазоне от религиозных сентенций до забавных видео с котиками, потому и не открывал эти ссылки, чтобы не отвлекаться от работы. Свой телефон Артюхов поставил в режим ограниченного доступа, в котором разрешенными числились лишь его жена, сын и дочь. Дети отцу звонили редко.
А в мире в это время творилось невообразимое. Досрочно начатые зимние Олимпийские игры подходили к концу. Ввиду исключительности ситуации - ведь это, по большому счету, последние Олимпийские игры, российских спортсменов допустили к участию. Спортсмены всех стран, но почему-то за исключением российских, решили напоследок установить мыслимые и немыслимые рекорды и накачивали себя допингом без зазрения совести. Мировые рекорды действительно были. Как ни странно, но и у российских спортсменов тоже. Закрытие последних Олимпийских игр было назначено на воскресный день, и это обещало стать грандиозным праздником, какого еще не видел мир
Невиданные праздники прокатились по всей планете - ведь в последний раз. Во Франции вспыхнули массовые беспорядки. Навстречу гейпараду вышли… французские женщины. Нормальные. Началось все с невинной шутки. Троица подвыпивших француженок вышла на улицу из ресторана, а там гей-парад. Кто-то из дамочек пошутил: “Эти педерасты совсем нам мужиков не оставили! Долой конкурентов!”. Один из геев ответил в тон: “Да вы давать не умеете!”. Француженка пьяно обиделась и влепила ногой гею между ног. Завязалась драка. Волна побоища охватила один за другим все кварталы.
Где-то в 13-м районе, перенаселенном мигрантами, какой-то выходец из Северной Африки ударил женщину, участницу драки с геями. Гей заступился за женщину, и теперь женщины и геи, объединившись как сестры, били мигрантов.
Последний бразильский карнавал превратился в симфонию любви в исполнении совокуляющихися в ритме ламбады бразильян, бразилянок и гостей Бразилии. Такой массовой оргии, продолжавшейся неделю, еще не было в истории карнавалов. Испробовано было всё - ведь в последний раз! Мировой рекорд изобретательности Камасутры был побит!
За день до воскресенья, на которое были назначены досрочные выборы Президента России, неожиданно выросли рейтинги фейкового кандидата - одиозной теледивы и скандалистки. Всех избирателей охватил азарт вызова рациональному и протеста здравому смыслу. Впервые и в последний раз Президентом России, как халиф на час, станет клоунесса. Гуляй, Россия!
Досрочная Масляничная неделя, не в пример бразильскому карнавалу, проходила… благостно, благочинно, с широким участием РПЦ. В церквях собиралось больше народу, чем вокруг уличных балаганов. Не было явно пьяных. Исконная русская ментальность попрана - хоть напоследок, перед концом света побыть праведником.
Артюхов завершил недельную работу над рукописью аккурат в полночь на воскресенье. Добавляя эндорфинов удовольствия от хорошо сделанного дела, он решил распечатать свой сборник сказок на бумаге, и пока старенький принтер, гудя механизмом, бережно выталкивал из себя лист за листом, Артюхов, почему-то оглядываясь, хотя был дома один, зашел в кладовку и открутил два шурупа, державших дальнюю от входа дощечку пола. Затем он пошарил рукой в дыре тайника и извлек на свет бутылку кубинского рома.
Это была дань традиции и жест почитания великого Эрнеста Хэмингуэя. Схожесть судеб объединяла их. Оба были ветеранами локальных войн, оба выпивали с вечера, а поутру принимались за работу - писали свои романы и рассказы. Артюхов писал еще и сказки.
За рядами книг на полках прятался граненый стакан. Вазочка на рабочем столе всегда полна конфет. Залп ста граммов рома осветил душу изнутри, как разорвавшийся в темном небе заряд салюта. Как же тысячу раз был прав старик Хэм, вознаграждая себя не стаканом молока, а глотком рома! Глоток за глотком, мысль за мыслью встретит Артюхов новый день - последний день Масленичной недели, день Широкой Масленицы. В полном соответствии с традицией - во хмелю.
Миновав полбутылочный рубеж, Артюхов благодушно уставился в широкое незанавешенное окно своего кабинета. Снегопад закончился, небо прояснилось, и над горизонтом алела Луна. Необычно большого размера. Ярко-красный диск переливался сполохами, словно на Луне кто-то запускал в лунное небо мириады салютных снарядов, ракет и петард.
“Что за праздник там у них?”, - подумал Артюхов, и эта мысль позабавила его. А и вправду? Вдруг на Луне сегодня праздник, и луняне его празднуют массовыми фейерверками? Это фантастическое допущение стало бы отличной темой для очередного рассказа. Вот если бы допущение оказалось правдой! Артюхов поймал себя на мысли, что с удовольствием поздравил бы лунное население с их праздником.
Погасший на паузе экран ноутбука вдруг засветился каким-то ярко-красным окошком. Аларм? Спам? Неважно! Артюхов захлопнул ноутбук. Одновременно засветился на столе дисплей телефона и тоже красным квадратиком. Артюхов перевернул айфон экраном к столу. Не сейчас! За окном росла в размерах Луна.
Что происходит? Луна решила упасть на Землю? Жаль! Наверное, все закончится катастрофой. Конец света? Обидно! В понедельник Артюхов собирался  отправить почтой в издательство вычитанную рукопись сборника сказок. Зря старался? Интересно - сколько Луне лететь до удара с Землей? Нельзя терять ни минуты!
Артюхов поспешно налил полный стакан рома и залпом выпил его. Красная Луна заняла все окно. Уже явно видны кратеры и сполохи, похожие на фейерверки. Артюхов во все глаза рассматривал лунную поверхность, словно старался увидеть всё и запомнить. Напоследок?
Картина за окном вмиг переменилась, словно кто-то переключил изображение. За окном, близко к стеклу стояли несколько странных существ. Точь-в-точь такими рисуют инопланетян. Светящиеся розовые тела. С большими головами, тонкими ручками и ножками. На голове рожки-антенны и большие глаза. Лунатики приветливо махали Артюхову ручками. 
“Вот оно в чем дело!”, - обрадовался Артюхов. Галлюцинация! Какая хорошая новость! Вот что делают, соединившись, писательская фантазия и кубинский ром!
-    Приветствуем тебя, житель планеты Земля!, - вибрирующим тонким голосом произнес один из лунатиков, сделав шаг вперед и почти уткнувшись в оконное стекло. - Какая это радость для нас, что за миллионы лет наших попыток наконец-то произошел контакт с землянами! С землянином!
-              И я рад вас видеть, дорогие лунные друзья!, - и Артюхов раскинул руки в радушном порыве обнять гостей. - Мы именно такими себе вас и представляли. Даже голос!
Лунатик, по-видимому, главный, широко улыбнулся.
-              Мы лишь соответствуем вашим ожиданиям. На самом-то деле наши тела выглядят по-другому. Это даже не совсем тела. Мы тоже органическая форма жизни, но иной химической конфигурации, и не хотим вас шокировать своим видом. Нужна привычка. Так что, наш контакт, наш диалог - это телепатия, то есть, передача мыслей через космическое пространство, разделяющее наши планеты!
-      Планеты?, - удивился Артюхов амбициозности лунян. - Луна разве  не спутник Земли?
-    И да, и нет!, - снова широко улыбнулся главный лунатик, и другие поддержали его улыбками. - Оба небесных тела оборачиваются вокруг Солнца по одной орбите. Земля и Луна вращаются вокруг оси, пролегающей вблизи поверхности Земли. Так что, это или два спутника или две планеты. Нам больше по душе считать Землю и Луну планетами.
Артюхов покивал головой, соглашаясь.
-              Можем ли мы приступить к плану установления контакта представителей Луны с представителем Земли?, - главный лунатик вытянулся от важности момента. - Мы давно этого ждали! Мы так готовились к контакту, и вот наконец…
-              Это что - первый контакт?, - перебил говорящего Артюхов, удивившись. - Вы впервые установили контакт с землянами? С землянином…
-      Да! Мы много раз пытались установить контакт с землянами на протяжении более двух миллионов лет, но из этого выходило не совсем то, что можно признать полноценным контактом. - Улыбка главного лунатика показалась смущенной. - Нас воспринимали и как ангелов, и как богов, и даже как драконов, но вовсе не как представителей инопланетной цивилизации разумных существ. Поначалу мы надеялись, что, начав с такого восприятия нас, люди поймут, кто мы, но но мы лишь все больше запутывали людей в их заблуждениях. Тогда мы решили добиваться настоящего контакта. Вот как сейчас! Ты ведь явно признал в нас инопланетян, жителей планеты Луна?
Артюхов покивал головой. Вызванная алкоголем галлюцинация нравилась ему, как интересный кинофильм. Однако мысли эти в опьяненном мозгу были лишь сменой впечатлений и не сопровождались внутренней речью, потому инопланетяне не смогли считать мысли землянина телепатически. Словами же Артюхов сказал совсем иное - речевой центр опьяневшего мозга работал в особом режиме.
-         Да-да! Контакт! Есть контакт! Здравствуйте, жители планеты Луна!
Триста грамм рома все еще оставляли Артюхова в пределах какого-то сознания, и несмотря на привидевшуюся забавную галлюцинацию, он частью мозга вполне здраво размышлял. Например, о том, что пригрезившиеся человечки - это опасный признак. Параллельный пласт размышлений Артюхова задавал вопросы к самой галлюцинации.
-           А почему Луна сегодня такая красная и большая? Или это тоже телепатия?
-       Вовсе не телепатия!, - с некоторой гордостью отвечал главный лунатик. - Луна в настоящий момент по-настоящему, объективно красная и большая. Примерно раз в семнадцать лет наши планеты находятся в таком взаимном расположении, что мы можем посылать световые сигналы с поверхности Луны, и этот свет могут увидеть земляне. В этом световом послании Земле участвуют все жители Луны. Мы выходим все вместе и начинаем светиться в красном диапазоне. Недолго. Всего пару десятков земных минут. Потом понадобится время для восстановления сил каждым из нас для накопления энергии для нового светового послания на Землю. Такова традиция.
-     То есть, вы собираетесь все вместе…, - Артюхов подбирал подходящую земную аналогию. - Как на фестиваль… На карнавал… На массовые гуляния… Вроде нашей Масленицы?
Дальше, почему-то, шли аналогии с гей-парадами и выборами, и Артюхов остановил сравнения, чтобы не смущать лунных человечков. Человечки согласно покивали большими головами.
-          Стало быть, сейчас у вас на Луне всенародный праздник?, - связал концы с концами  Артюхов, а думать ему становилось всё труднее. - А мы здесь, на Земле, думали, что это обычный… необычный космический… оптический эффект. Кажется, у нас красная Луна считается каким-то недобрым знаком, чем-то вроде признака грядущей катастрофы.
Выражения лиц лунатиков стали грустными.
-           Это нас особенно огорчало. - развел ручками главный лунный человечек. - Ведь мы хотим контакта, дружбы, помощи землянам. Наша цивилизация немного старше. На десять миллионов лет. Мы хотим передать вам наши знания, технологии, возможности. Мы хотим поделиться…
-     Надо делиться!, - с пьяной интонацией перебил всё глубже хмелеющий Артюхов.
Луняне, находившиеся в телепатическом контакте с землянином были ошеломлены глубиной, широтой, многополосностью и скоростью мышления человека. Землянин, кроме прочего, оказывал на инопланетян какое-то магическое, завораживающее влияние, подчиняя своей воле, вызывая чувство отсталости и несовершенства с последущим неодолимым желанием служить людям. Инопланетяне растерялись. Мысли землянина заполнили телепатический канал и умы подключенных к каналу лунян. “Это космос!”, - восхищенно подумали лунные соседи, и в этот момент канал связи внезапно смолк как отключенный.
Артюхов решил, что на сегодня достаточно галлюцинаций и допил ром.
-      На сегодня достаточно!, - услышали инопланетяне. - Завтра поговорим...
Делегация лунной цивилизации послушно покивала большими розовыми головами в окно деревенского дома, но Артюхов не видел этого. Он рухнул на кровать и уснул.
Обещанного “завтра” не наступило. Вернее, наступило “завтра”, но землянин больше не выходил на связь, как ни пытались это сделать луняне. От первого полноценного контакта осталось чувство собственной неполноценности и неготовности продолжить коммуникации с земной цивилизацией, оказавшейся куда более развитой, но не в технологиях, а в уровне интеллекта землян. Нужно развиваться, совершенствоваться и готовиться к следующему контакту... через семнадцать лет.
Артюхов же, проснувшись в похмелье, отвернул шурупы другой дощечки в кладовке, достал простую поллитру водки и продолжил начатое запоем. Через неделю он остановился, еще через неделю восстановился, и жизнь потекла, как и прежде. Только по ночам ему снились странные сны, что он гуляет по Луне и разговаривает с инопланетянами.
Красная Луна вернула себе серебристое свечение. В России перенесли досрочные выборы Президента на прежний срок. Досрочная Масленица перешла в плановую. Зимние Олимпийские игры прошли успешно, но снова наполнились допинговыми скандалами. Участники массовых беспорядков во Франции разошлись по домам, сохраняя в памяти новый опыт отношений. Мигранты впервые почувствовали себя частью Европы. Бразилия возвращалась к приличиям.
На Луне строили планы следующего контакта с Землей.

Сергей Александрович Русаков.
10 февраля 2018 года.
Вагон метро оранжевой ветки Московского метрополитена.

Комментариев нет:

Отправить комментарий