Автор

Моя фотография

Преподаватель Академии народного хозяйства, писатель, пенсионер...

воскресенье, 27 сентября 2015 г.

Домовой из Москвы (воскресная сказка)

Домовой из Москвы


Кот орал, как бешеный, вжавшись в сетку сумки-переноски, в которой хозяева перевозили его в машине из городской квартиры в деревенский дом. Квартира была на окраине старой Москвы, дом в центре новой. Хозяева кота - муж и жена, оба пенсионеры - переехали за город, оставив квартиру детям. Кота оставлять не стали - любили. Он по кошачьей своей хитрости демонстрировал куда больше любви по отношению к старикам.
Кот орал неспроста. В сумке он был не один, чувствовал это, хотя не видел и не обонял. В дальнем углу сумки вместе с котом ехал тот, о чьем существовании кот знал, старался не сталкиваться на просторах квартиры и вздыбливал шерсть, если это случалось. Домовой.



  • Что это кот разорался?, - с нотками легкого раздражения спросил хозяин у хозяйки, выражая этим свое общее отношение к кошачьим.
  • Он нервничает! Боится чего-то!, - проявила свое понимание настроений кота хозяйка.
  • Чего-то! Не чего-то, а кого-то!, - огрызнулся домовой, но его, конечно, не услышали.
Домовым обязательно требуется переезжать к новому месту жительства хозяев. Точно не известно, почему, но с котами или кошками это удается легче всего. Не нужно и напоминать о старинной традиции пускать этих животных в новый дом первыми.
  • Наверное, с ним домовой переезжает!, - пошутил хозяин, кивнув на сумку с котом.
  • Скажешь тоже!, - возмутилась хозяйка, считая домовых нечистью, поскольку считала себя набожной.
  • А ведь можно подумать, что он и вправду знает обо мне!, - подумал домовой и задумался.
Домовой… Домовой - это привычное людям название существа, суть которого при этом передается не точно. Дом здесь ни при чем или почти ни причем. Сущность эту порождает семья, вернее, муж и жена, их союз. Как и во всякой системе, если есть к тому условия, образуется дух. Хозяин, похоже, догадывается об этом - много читает, размышляет, пишет что-то.
  • Ты не любишь нашего кота!, - заявила хозяйка, и за этим читалось другое - “Ты меня совсем не любишь!”.
  • Только ради любви к тебе я терплю это животное!, - улыбаясь, но вкладывая в это особую силу, ответил хозяин.
  • Ого! Опять он за старое… За новое!, - поправился в мыслях домовой, имея ввиду, что стал замечать усиление силы духа хозяина.
Этой семье домовой был обязан своим существованием, и как всякий ответственный… как всякое ответственное существо был озабочен и заботлив об этих людях. Они ему были…, наверное, как мать с отцом, если пользоваться людскими категориями. Эти его “родители” прожили вместе тридцать пять лет. Примерно через пятнадцать лет - у всех по-разному - семейный союз порождает особую… сущность, как сказали бы эзотерики, которая имеет разум, волю, желания, но не имеет тела. Телом для нее становятся эти двое, потом их дети, потом стены жилища, цветы в горшках на подоконниках и даже коты. Как этот, не умолкающий от близкого присутствия домового.
  • Давай помечтаем, как будем жить в своем доме, почти дворце!, - начал свою психотерапию, адресованную жене, муж, - на мечты ведется любая женщина.
  • Нам забор новый нужен… Дорожки нужно проложить… Навес для машин нужно сделать…, - это были, конечно, не мечты, но все же…
  • Как же они отличаются друг от друга!, - в очередной раз и удивился, и восхитился одновременно домовой.
Разница между хозяином и хозяйкой росла, что называется, на глазах, и домовой искренне переживал, как его “родители” справляются с этим. С некоторого времени хозяин пошел в рост. Дух его обретал все большую силу. Это опасно, когда впервые. Хозяин иногда был буквально жесток - не мог еще контролировать всплески своей силы. Хозяйка страдала от этого - ей доставалось.
  • Почему ты даже в мечтах видишь лишь проблемы?, - это был не вопрос хозяина, но упрек в адрес хозяйки.
  • Потому что ты ничего не делаешь для нашего благополучия! Ты все больше в своем интернете проводишь время!, - хозяйка завелась, потому что хозяин опять нажал на больное - они и сама знала об этой своей манере начинать с проблем.
  • Ну, вот! Опять он за старое-новое! Это нужно прекращать!, - беспокойно напрягся домовой, поежившись от силы хозяина, которой перепало и ему.
Домовой ущипнул кота. Тот заверещал, возмущаясь бесцеремонности невидимого соседа по сумке-переноске. Хозяйка отвлеклась. Хозяин затаился. Ему давно уже не нравится, если он испытывает на себе хоть малейшую попытку подавления. Положение нужно спасать, и это понимал домовой, но только не знал, как. С людьми, ввиду их особого рода нечувствительности, у домовых нет канала связи.
  • Чем займемся в выходные?, - елейно миролюбивым голосом продолжил светский диалог хозяин, и домовой почувствовал, не только силу, но и мудрость.
  • Чем-чем? Будем порядок наводить! Участок запустили!, - взвилась, было хозяйка, но осеклась, будто и она почувствовала силу мужа или поняла, что перебарщивает, что домовой тоже оценил, как мудрое решение.
  • То-то же!, - удовлетворенно хмыкнул домовой, переставая мучать кота, как отвлекающий маневр.
Что еще беспокоило домового… Его “родители” разошлись в вопросах веры, вернее, не веры, а религиозных ритуалов. Сам домовой старался обходить стороной иконы, выставленные хозяйкой - бывало, что постреливало искрами от них. Щекотало, как от электричества. Хозяин же, все-таки больше гностик, неустанно допытывался до истины. А на ком испытать очередную мысль, кроме как на жене? Вот они и отворачивались друг от друга. На пустом, собственно.
  • В воскресенье опять в церковь?, - как бы нейтрально поинтересовался хозяин.
  • А что? Нельзя? Это мое личное дело!, - с вызовом ответила хозяйка, догадываясь, что муж снова закрутит шарманку о своем понимании Бога и неверном понимании Бога церковью.
  • Ну, прямо Лев Николаевич!, - снова забеспокоился домовой, и, чтобы не дать развития беспочвенному теологическому спору, снова ущипнул кота, который отреагировал новой порцией кошачьего рева.
Домовые, равно, как все другие духи разных рангов и мастей, знают, что есть дух самой большой системы - Вселенной. Он всемогущ, всесилен, всеосведомлен и прочее, что свойственно духам, тем более, наивысшим. Но… ему недосуг опускаться со своей вселенской высоты к мелочам жизни мелких и местных духов. Только люди во всей свой странности искренне верят, что каждый из них пуп Земли, и только о нем вселенский Бог и печется.
  • Может, в город съездим?, - под городом, конечно, понимался центр Москвы, поскольку ехать из Москвы в Москву - это нужно уточнять, но слова хозяина были поняты.
  • Как я люблю Москву!, - мечтательно воздела глаза хозяйка, забыв о заборах и грядках.
  • Так бы всегда!, - умилился домовой - любил он их, своих “родителей”.
Хозяйка неделю, как вышла на пенсию, и все из-за внука, а то бы тянула, как многие, до последнего. Хозяин, наоборот, тянуть не стал - выслужил “предельный срок военной службы” и вышел на пенсию. У хозяина был опыт свободной жизни. У хозяйки был пока еще только страх, что без работы, как без места, куда нужно ездить по утрам, не прожить. Домовой не знал, как ей помочь. Он уже собирался машинально ущипнуть кота, но вдруг проникся к нему необъяснимой нежностью и… погладил. Кот заурчал.
  • Вот вам что нужно!, - наставительно подумал домовой, продолжая гладить кота за ухом, - Делать друг другу приятное!
  • Смотри-ка! Успокоился! Значит, любит нас!, - восторженно заключила хозяйка, не боясь больше скепсиса мужа.
  • Все будет хорошо!, - как заклинание произнес хозяин, но домовой услышал в этом именно заклинание, потому что колыхнулось пространство, начиная изменяться по команде - хозяин уже умеет это.
  • А что, ты-то рад переезду?, - хозяин молчал для хозяйки, но обратился к домовому, именно к нему…
  • Как?... Это возможно?, - домовой от неожиданности растерялся.
  • Кота больше не щипай! Нечего ему страдать за людей… И спасибо тебе за твою заботу. Я сам справлюсь.
Оставшиеся полчаса до деревни они ехали молча. Хозяин, хозяйка, их кот и их… домовой. Пожалуй, самый сильный стресс от переезда теперь испытывал последний.


Сергей Александрович Русаков.
27 сентября 2015 года.
Деревня Десна (Новая Москва).

Комментариев нет:

Отправить комментарий