Автор

Моя фотография

Преподаватель Академии народного хозяйства, писатель, пенсионер...

воскресенье, 30 октября 2016 г.

Тыква ни при чём!



Тыква ни при чём!

Каждый шаг давался с трудом, и приходилось подбадривать себя…, а может, просто посылать во Вселенную особые сигналы, чтобы хоть как-то дать знать, что это испытание слишком велико, не по силам. Иными словами, каждый шаг сопровождался коротким матерным словом, и возникала ассоциация из юности, когда сержант командовал строю, чтобы все шли в ногу.
Так бывает, когда взвалишь на себя ношу не по себе. Человек так устроен, что редко попадает точно в нужный размер - либо недолёт, либо перелёт. Работа, квартира, страна - всё либо какое-то маленькое, либо слишком большое. Пожалуй, именно такие ошибки и делают нашу жизнь жизненной, иначе бы наступило безжизненное равновесие. Однако именно равновесие и является общим знаменателем, вокруг которого вьются вьюги всех жизненных перемен. Ну, или это еще похоже на горки - то вверх, то вниз..
Хелованов нёс в руках огромную тыкву. Она оттягивала руки, тянула его самого вниз, к центру Земли, а может, в Преисподнюю. Стоило бы запретить выращивать тыквы, подобно запрету на коноплю. Толку от тыквы нет никакой. Только какие-то странные гурманы добавляют ее малыми дозами к рисовой каше, но не выращивать же ради этого таких монстров.
Всё началось с того, что сестра попросила съездить на дачу в село Всесвятово, чтобы привезти оставшийся там невывезенный урожай. Урожай, собственно, и был представлен одной единственной огромной тыквой. Вид ее поначалу не вызвал опасений - казалось, что она вполне подъёмна для взрослого мужчины. Однако стоило только склониться над тыквой, чтобы обхватить руками и попытаться поднять, как она решительно заявила о своей неподъёмности. Хелованов принял вызов, натужился, замычал и оторвал тыквенный оковалок от земли.
Каждый шаг давался с трудом… Тыква, тыква! Хелованов стал вспоминать, что такого особого числится за тыквой, не забывая материться на каждый тяжелый шаг по дороге от грядок к багажнику машины. Помнится, что из тыквы испокон делали посуду - большие тазики, средние миски и маленькие кувшинчики. В тыквенной посуде носили и хранили многие вещи. Что-то такое в ней делало возможным хорошую сохранность всего помещенного внутрь.
Вспомнилось и то, что тыква вручалась несчастным женихам в подарок от невесты, если он с чего-то не приглянулся. Говорят, что накануне сватанья дружки жениха срезали в селе и прятали все тыквы, но подружки невесты не ленились поездить по округе, чтобы найти одну единственную тыкву, разбивающую сердце деревенского Ромео.
Считается, что родина тыквы на американском континенте, но есть научная гипотеза о том, что однажды кто-то бросил тыкву в воду атлантического побережья Африки, и она благополучно переплыла через океан, чтобы стать у местных индейцев посланием богов и предметом культа. Только потом тыкву привезли в Европу, но и там не знали, что с ней делать.
Тыкву выращивали на огородах, и она росла себе, пока не стала предметом культа в Великобритании. Накануне праздника всех святых местные верующие грешники стали вырезать из тыквы страшные зубастые головы, которые, будучи подсвеченными изнутри горящими свечками,  действительно выглядели устрашающе. Мистический замысел был таков - выбирающиеся в эту ночь из Преисподней злые духи, определенно соблазнятся обрести для своей материализации симпатичную голову, и тогда окажутся запертыми в такой ловушке. Светящиеся тыквенные головы расставляли вокруг домов, как мины на минном поле.
Многие легенды подают тыкву именно как вместилище для чего-либо. Одна нигерийская легенда, что подтверждает гипотезу африканского происхождения тыквы, гласит, что некий правитель собрал все знания мира, спрятал их в тыкву, которую привязал к веткам высокого дерева, чтобы никто не достал. Однако тяжесть тыквы сломала ветку, тыква упала и разбилась, вернув человечеству все собранные знания. Собственно, вес тыквы действительно кажется большим, чем должен быть по внешнему ее виду. Может, остатки знаний?
Как бы то ни было, но размышления о феномене тыквы не сделали ее легче. Когда до машины оставалось всего несколько шагов - протиснуться через распахнутую калитку и положить тыкву в багажник, зазвонил телефон. Хелованов остановился, положил тыкву на подставленное колено, придерживая ее свободной рукой, достал телефон, прижал его ухом к верхушке тыквы, вновь обхватил ее руками и продолжил движение в такой неудобной манере.
Звонила сестра. Она спросила, нашел ли Хелованов урожай. Собираясь ответить сестре язвительно, он сделал шаг, запнулся о порог калитки и со всего размаху упал вперед. Чертыхаясь, он поднялся, увидел, что головой разбил тыкву на мелкие кусочки и вздохнул с облегчением, хотя от удара очень сильно заболела голова. Она стала какой-то тяжелой, неповоротливой, а зрение как-то затуманилось, стало туннельным.
Обрадовавшись, что не нужно грузить громадную тыкву в машину, а потом разгружать и поднимать на лифте в квартиру сестры, Хелованов, несмотря на головную боль, решил уехать из села Всесвятово в город. Да и стемнело как-то стремительно.
Он с трудом сел в машину. Голова кружилась. Завел двигатель. Включил свет и поехал по проселку к шоссе. Дорогу он видел плохо, но водительский опыт подавал надежду, что ему удастся справиться с контузией от падения и удара головой о тыкву, которая, к чести Хелованова, оказалась не крепче его собственной “тыковки”.
В воскресный вечер, по своему хищному обыкновению, на выезде с проселочной дороги на асфальтовое шоссе дежурила группа стервятников в светоотражающих жилетах. То, что он будет остановлен, не вызывало сомнений, и Хелованов приготовился сказать им “пару ласковых”, точнее настроился на суровый лад.
Дежуривший на обочине гаишник преградил путь светящейся полосатой палочкой. Хелованов решил оставаться в машине - а вдруг это и не гаишники вовсе, а какие-нибудь бандиты. Он опустил стекло и уставился в глаза подоспевшему дорожному патрульному. Тот не донес руку к козырьку, приоткрыл рот и осел вниз. Решив, что сила его мысли действует так неодолимо, Хелованов удовлетворенно хмыкнул и продолжил движение, не заметив, как к лежащему на обочине полицейскому подбежали его напарники.
Голова все еще напоминала о себе какой-то тяжестью и неповоротливостью. Зрение все еще не восстановилось от удара головой об тыкву. Освещенные фонарями улицы города виделись калейдоскопными фрагментами. Однако Хелованов, превозмогая свое необычное самочувствие, катил по улицам. Он спешил рассказать сестре, как он победил огромную тыкву, хотя и ждал от сестры разочарования - ведь тыквы он с собой не везет.
Заехав во двор он остановился перед группой забулдыг, выясняющих отношения прямо на дороге. Рядом в открытую дверь рюмочной вываливались собутыльники враждующих сторон. Что за спор столкнул  двух пьяниц в их раскоординированных размашистых ударах, Хелованов, не знал, но решил сказать “пару ласковых” и этим грешникам, прожигающим деньги и жизни в рюмочной. Да и к самому заведению он питал неприязнь бывшего завсегдатая.
Хелованов вышел из машины и не спеша направился к драчунам. Убийственная речь уже сложилась в его голове.
  • Эй вы, уроды! Сейчас я чудесным образом исцелю вас от пьянства!, - собственный голос послышался Хелованову каким-то глухим.
Все пьяницы, которые были на улице повернули головы на дерзкий вызов вышедшего из машины водителя, дернулись, было, поставить на место наглеца, но вдруг… стали разбегаться врассыпную с криками ужаса. Выбегающие на крики из рюмочной пьяницы подхватывали крик и тоже бежали без оглядки прочь от рюмочной. Один из них споткнулся и растянулся прямо у ног Хелованова. Наклонившись к нему, Хелованов грозно и глухо прорычал:
  • Еще раз увижу тебя здесь - отправлю на тот свет! И всем своим собутыльникам передай - никого не пощажу, отправлю прямо в Преисподнюю!
Пьяница закатил глаза и потерял сознание. Наверное, был настолько пьян. Хелованов нашел место для стоянки машины и поспешил к сестре. Он набрал номер ее квартиры, буркнул что-то в домофон и открыл дверь подъезда. В лифт он прошел задев головой дверки. При выходе история повторилась. Видимо, от удара головой его все еще пошатывало.
Хелованов позвонил в дверь. В этот момент зазвонил его мобильный телефон. Он стал шарить по карманам в поисках телефона, и казалось, что телефон звенит где-то в его голове. В глазах стали мерцать пятна. Ну, что ж! Сейчас он выпьет таблетку анальгина, крепкого чаю, отлежится, и все пройдет.
Дверь открылась. Хелованов растянул рот в улыбке и уже собирался начать заготовленную речь, призванную пристыдить сестру, заставившую его ехать за город и тащить тяжеленную тыкву… Сестра расширила глаза от ужаса, замахнулась на Хеловинова скалкой и что есть силы ударила его по лбу.
Хелованов обнаружил себя лежащим на полу в подъезде. Светила лампочка вполнакала. Над ним склонилась сестра. Поднявшись и осмотрев место нападения сестры, Хелованов сначала растерялся от увиденного, но потом сложил все в общую картинку и расхохотался.
На полу перед дверью квартиры сестры лежали крупные осколки тыквы и… его мобильный телефон. Судя по всему, падая, он как-то так проломил головой тыкву, что она оказалась надетой на голову, поглотив в себя и его мобильный телефон. Какие-то предметы, возможно, задревесневшие обрубки скошенного бурьяна на земле проломили отверстия под глаза и рот. В общем, получилось так, что Хелованов оказался в маске тыквы, прямо как из фильмов-ужастиков.
Вот почему его испугались гаишники. Он предполагал что это так, но не знал, что незадолго до появления машины Хелованова, гаишники стали пугать друг друга небылицами-страшилками. Они здорово преуспели в этом, и когда один из них увидел в открытом боковом окне автомобиля чудовище, немедленно потерял сознание. Коллеги были напуганы не меньше и побоялись преследовать машину.
Пьяницы, алкоголики и дебоширы, завсегдатаи дворовой рюмочной перед конфликтом смотрели по телевизору передачу о заморском празднике “Хэллоуин”. Двое - по убеждениям либерал и патриот - поспорили о том, стоит ли в нашем отечестве позволять поселиться такому сомнительному празднику. Спор перерос в драку. Убегающие при виде страшилища с головою тыквы, все более принимали патриотическую позицию, а некоторые на бегу зареклись больше не пить. Кто знает?...
Только сестра Хелованова не растерялась. Она была учительницей в местной школе, а все учителя не то, чтобы атеисты, но уж точно не приемлют всякую эзотерическую мистику. Сестра подумала, что ее кто-то разыгрывает, и потому вложила в удар скалкой дозированную порцию силы - а вдруг это кто-то из ее учеников решил разыграть любимую учительницу?
Что там ни было, но случай этот подтвердил, что время от времени человеку необходима встряска, чтобы после нее двинуться к новому равновесию в судьбе. Гаишники уволились, чтобы найти какую-нибудь честную работу. Некоторые из пьяниц действительно исполнили свой зарок не пить, и тоже нашли работу. Сестра Хелованова решила, что для полноты познания истории, которую она преподает, нужно время от времени позволять себе шутки и небылицы на уроках. Сам же Хелованов решил прервать затянувшийся отпуск в связи с выходом на пенсию и нашел какую-никакую работу. Так. Для души. Не дома же сидеть…
Что касается нашего или не нашего, о чем спорят теологи, патриоты и либералы, праздника, то праздники быть должны. Однако пусть за этим присмотрит если не цензура, то хотя бы здравый смысл.

Сергей Александрович Русаков.
30 октября 2016 года.

Город Рязань.

1 комментарий: