Автор

Моя фотография

Преподаватель Академии народного хозяйства, писатель, пенсионер...

пятница, 28 ноября 2014 г.

Тайна Книжных Миров. Глава 4-я...

Четвертая глава, в которой главный герой становится жертвой нападения, испытывает на себе психотропную инъекцию, но вновь оказывается спасенным



Согласно всемирно-известному ученому-приколисту Сирилу Норткоту Паркинсону, снискавшему известность общественности, по большей части, своими «Законами Паркинсона», человек, столкнувшись с ситуацией, в которой не опознает более привычного уклада, а напротив, видит что-то напрочь не соответствующее его картине мира, сотрясается от смеха, тряской помогая себе стрясти старую картину и натрясти новую. Ничего личного - просто химия. Вот почему, с одной стороны, смех считают полезным - разрушает лишнее, с другой стороны, опасным - разрушено может быть все, что угодно. Вспомните, хотя бы пресловутые политические анекдоты. Смех-смехом, а политический строй изменился. 

Шутка-ли, узнать такое! В самом центре Москвы. Под зданием, в кабинетах которого доводилось бывать, и на тебе! Ни много, ни мало! И все эти ночные блуждания по лабиринту книжного магазина - не просто бред или сон, а звенья одной цепи, и эти звенья все никак не укладывались в голове пенсионера Боголепова, спешившего от своего высокопоставленного друга-генерала обратно на минус первый этаж «Библио Глобуса». 
Не осознавая того, похохатывая вполголоса, а это лишь биохимическая реакция организма, Боголепов загляделся на что-то в витрине ларька подземного переходя, запнулся, начал падение, был подхвачен под руку каким-то случайно оказавшимся рядом прохожим, который сильно и точно направил Боголепова к двери ларька, и та распахнулась, пропуская через себя контролируемое падение пенсионера. Все также сильно и точно Боголепов был усажен на стул. Еле успевая осмотреться и предпринять хоть какие-то действия, он понял, что руки и ноги его заблокированы. Боль укола в шейную мышцу. «Блин! Что-то ввели!»
Ну, теперь можно попытаться рассмотреть, что происходит. Минуту -другую изображение будет сносным, затем расплывется, как при плохом фокусе фотоаппарата. Их двое. Один за спиной, за стулом. Все еще держит Боголепова за плечи. Другой склонил лицо и, видимо, наблюдает реакцию зрачков Боголепова. «Если не что-нибудь снотворное и паралитическое, то психотроп типа «сыворотки правды», и будут задавать вопросы», - на пределе сознания пытался рассуждать Боголепов. Точно - психотроп! Стало хорошо, как от десяти чашек кофе или стакана водки. Эйфория! 
Если постараться и загрузить мозг работой, то можно сохранить хоть какой-то контроль за сознанием. Это же работает и при сильном опьянении. Правда, задуматься было о чем. И все же - нужны высокие обороты мышления. Боголепов стал внимательно рассматривать мужчину перед собой, описывая черты лица и представляя, на кого из известных артистов он чем похож. Мало, но помогало. 
Времени у парней было, похоже, не много, и тот, кто был перед Боголеповым, заговорил. Легкий, но отчетливый акцент. Посольская резидентура. Значит, торопятся. Значит, что-то срочное. Сейчас проговорится. Обязательно проговорится. Нужно помочь. 
Заплетаясь голосом, Боголепов залепетал, - Вы меня с кем-то перепутали! Парни! Я простой пенсионер! У меня ничего нет, - и Боголепов скривил физиономию пожалостливее. Возьмите деньги, телефон!, - все дело в телефоне. Когда вышли из кабинета Василия Семеновича, защита, видимо, уже не работала. Ведь предупреждали Боголепова, что всем этим «Айфонам» верить нельзя. Всего-то и успели перекинуться: «Где вход - никому не говори!», - строго предупредил Василий Семенович. «Ну, конечно! Молчу-молчу». И все. 
  • Где вход?, - спросил мужчина с легким акцентов. Он пристально вглядывался в зрачки Боголепова, контролируя то, как действует психотроп. 
  • Какой?, - с трудом переспросил Боголепов. Мужчина размахнулся для удара. На самом деле? Не профессионал?
  • Дурак!, - разобьешь губы, будет еще непонятнее. Мужчина опустил руку. 
  • Где вход в подземелье?, - отчетливо и твердо спросил мужчина. Глаза его, хоть и оставались непроницаемыми, вовсе не раскрывали полной осведомленности в теме. 
  • Ты, что, недавно в России?, - спросил улыбаясь онемевшими губами Боголепов. - Хочешь проверю? Подземелье, подвал, подпол, подземный переход, метро..., - что подходит больше?, - мужчина снова замахнулся рукой для удара. - Не, ну правда, какой тип подземелья тебя интересует, - на душе стало хорошо от того, что собеседник явно растерялся. 
Он сунул руку в карман за мобильным, но передумал. Понял, что Боголюбов мог знать его язык. Нет ничего лучше, чем ситуация неопределенности. 
  • Да, брат! Не подготовились вы. Поторопились. Убить меня нельзя - я что-то такое знаю. Вывезти меня отсюда, из под Лубянки, - непросто. Стало быть, ребята, - сказал Боголепов, адресуя это уже обоим своим знакомцам, вам только одно остается - убираться по добру поздорову. Кстати, смысл этого выражения понятен, - И это... кстати, нет у вас такой штуки, которая память стирает, ну, как в «Люди в черном»?
Надо было видеть физиономии этих двоих. И тут... Дверь ларька расспахнулась, удачно прижав к стене первого иностранца. Удивительно было и то, что вошедший еще и прижал дверь носком ботинка. Не давая никому опомниться, вошедший мужик заголосил, потрясая черной клеенчатой папкой:
  • Ну, что, коммерсантики, мерзнем? Электрообогревательные устройства на полную катушку крутите, - мужик, продолжая вещать канцелярским голосом, вошел внутрь и навалился на Боголепова, как бы заглянуть ему за спину. Этот мужик вообще вел себя как-то шумно и неуклюже, занимая все пространство и без того тесного помещения. 
  • Так! Приготовили документики! Эй! Наряд!, - крикнул мужик, как бы за входную дверь, как бы наряду постовых полицейских. - Падай на пол вправо!, - еле слышно процедил мужик на ухо Боголепову,  и Боголепов упал. 
В этот момент через мужика на прорыв к двери рванул второй иностранец. Мужик отшатнулся, потеряв устойчивость. Вслед за вторым, вырвавшись из-за двери, из ларька вылетел первый иностранец. Мужик выглянул в дверь и крикнул им во след:
  • А кто штаф будет платить?
  • Ну, что?, - улыбаясь знакомой улыбкой, поднял Боголепова  с пола офицер «семерки» - службы наружного наблюдения. 
Знаками показывая, что говорить ничего нельзя - видимо на знакомом была техника - отправил рукой в направлении Мясницкой, добавив также сигналом, что пойдет вслед за ним. 
Боголепов отрицательно покачал головой, затем вдруг обнял знакомого и зашептал в ухо, свободное от гарнитуры рации:
  • Спасибо, Васильевич!, - тот закивал. - Как сын? 
  • Васильевич осторожно ответил, - Служит!
  • Ты или не докладывай или доложи, что мелкое хулиганство...
Они расстались. 
Первым делом, Боголепов спустился на минус первый этаж книжного магазина «Библио Глобус», сказав по дороге охраннику, чтобы Игорь спустился туда же. 
Пока Боголепов ждал Игоря, он решил проверить одну любопытную версию. Так и есть, за единственной в коридорчике дверью с табличкой «Не входить!» было обыкновенное складское помещение без окон и даже без вентиляции. Стеллажи с каким-то хламом и ведро со шваброй. 
За этим осмотром места происшествия Боголепова и застал Игорь. 
  • Чего тут ищешь?, - спросил он. - Просто кладовка. 
  • У тебя есть закрытый канал связи с генералом?, - спросил Боголепов, имея ввиду Василия Семеновича. - Ну, или какое-нибудь кодовое слово через оперативного дежурного?
  • Игорь серьезно посмотрел на Боголепова, нажал на тангенту рации и произнес: «Одиннадцатый первому! У нас семьдесят семь!». Минут через десять рация Игоря снова ожила. «Дай рацию Боголепову!», - прозвучало из нее. 
  • Заходи внутрь!, - скомандовал Боголепову генерал. 


28 ноября 2014 года.

Комментариев нет:

Отправить комментарий