Автор

Моя фотография

Преподаватель Академии народного хозяйства, писатель, пенсионер...

суббота, 6 декабря 2014 г.

Тайна Книжных Миров. Глава 5-я...

Глава пятая, в которой открывается древняя тайна библиотеки Ивана Грозного, положившего начало череде правителей, пользующихся библиотекой


Что означают слова генерала «Заходи внутрь!», Боголепов понял единственно верно. Велев Игорю принести откуда-нибудь авторучку и бумагу, Боголепов рванул на себя дверь с табличкой «Не входить!»,   довольно улыбнулся, не обнаружив там кладовки, выбрал из трех одинаковых дверей среднюю, повторяя свой первый путь в подземелье. 
Теперь, когда генерал все рассказал, Боголепов был в курсе. После того, что он увидел своими глазами, рассказанное уже не казалось фантастикой, мистикой или бредом. Место, в которое забрел ночью Боголепов, было, ни много, ни мало, той самой библиотекой Ивана Грозного, вернее... В этой библиотеке собирались особые книги, и грозный царь лишь начал это делать. Дело было продолжено другими царями, а потом генсеками и президентами. 

По преданию, царь Иван Грозный - тот еще мистик, баловавшийся колдовством - обнаружил необычный эффект. Собирая и читая книги, свитки, рукописи великих вождей, святых и мыслителей, он стал слышать голоса, но не в том смысле, в котором говорят о психбольных, а по-настоящему. 
Когда он читал рукопись, записанную писарем со слов какого-нибудь правителя, открывалась необычная возможность... поговорить с этим давно почившим человеком, как если бы он был живой. Разговаривая с... душой или с духом автора текста, можно было обсудить политическую ситуацию, услышать авторитетное мнение об этом и получить дельный совет, чем Иван Грозный стал пользоваться себе во благо. Особенно он радовался тогда, когда получал от книжных собеседников пророческие прогнозы, в том числе о готовящихся против него кознях. 
С еще большим усердием стал Иван Грозный собирать тексты, сохранившие в себе присутствие авторов - великих людей. Собиралась и переписка, но из письменных посланий реже слышались голоса. Особой силой обладали лишь книги - такие, какими их знают современные люди: обложка, ровные листы страниц...
Именно по воле царя монахи стала массово переписывать и сшивать в книги тексты на других носителях: свитках, грамотах, бересте, дощечках, шелке, папирусе. 
Забавно, но переписанные и переплетенные в книги письма чьей-то переписки зазвучали голосами, но часто возникали конфузы. Эпистолярные партнеры начинали спорить между собой, выяснять отношения, а иногда слышались звуки потасовки. 
Иван Грозный успел сделать довольно много, собирая книги и пользуясь советами книжных духов. Царь обретал политическую силу, завоевывал территории и расширял границы государства. Однако вокруг царя было много злопыхателей, завистников, да и просто лазутчиков. Скрывать секрет библиотеки было все сложнее. 
По преданию, однажды Иван Грозный застал в библиотеке своего сына и тезку, отношения с которым к тому времени были довольно натянутыми. Вьюноша не видел подкравшегося сзади папаши, и с живостью интересовался у какого-то книжного жителя перспективами своего царствования и методами устранения препятствий тому. Отцовские чувства проиграли гневу. Царевич пал смертью любопытного. Прозорливый Репин воссоздал картину убийства - все произошло в библиотеке. Присмотритесь как-нибудь  к интерьеру на известной картине. 
Вот тогда-то и воспользовался Иван Грозный особым советом одного из книжных специалистов - перенес свою библиотеку в другой мир, в иную реальность, как сказали бы сейчас. Теперь дверь в библиотеку можно было не запирать на замок. Войти мог только ее хозяин. Правда, при этом пришлось освоить один необычный навык - переходить самому из реальности в реальность... 
Так что, пресловутая библиотеке Ивана Грозного существует, но вовсе не как продолжение минус первого этажа книжного магазина «Библио Глобус», как об этом поначалу мог подумать Боголепов.
Генерал продолжил рассказ. Грозный царь не смог унести тайну своей библиотеки с собой в могилу, хотя и хотел поступить именно так. Через некоторое время в библиотечную палату попал другой царь. Быстро сориентировался в ситуации и стал мудреть прямо на глазах, питаемый советами книжных вождей. 
Этот царь попытался передать секрет библиотеки своему наследнику, но пройти вместе с ним в иную реальность так и не смог. Сынок обиделся, поползли слухи. Тайна снова оказалась по угрозой. 
С тех пор какие-то цари получали доступ в библиотеку, а какие-то нет. Сейчас считается, что выбор того или иного правителя делают сами книжные духи или их сообщество, что похоже на правду. По крайней мере, никаких заклинаний произносить уже не требовалось, да и вход мог появиться из разных мест. Обычно из Кремля, но были и другие случаи, сопрягаемые с еще одной странной особенностью.
В библиотеку стали попадать не только цари. Такую возможность, в свое время, получили и Михайло Ломоносов, и Александр Васильевич Суворов, и Григорий Распутин. О чем говорили они с книжными духами - не известно. 
В смутные революционные времена библиотека словно закрылась от всех. Самодержец Николай Второй очень расстроился тем, что не оказался недопущенным. Однако Гришка Распутин ходил туда-сюда за советами для царя. Про это прознали враги, пытали Распутина, но он геройски погиб, не открыв тайны. 
Говорят, что старцу кто-то из книжных духов открыл грядущую опасность его убийства, отговаривал возвращаться, но Распутин должен был донести царю важную весть о предательстве. Не донес. Кстати, в библиотеку Григорий заходил из подвала одного московского кабака. 
Кстати, о кабаках. Еще одним необычным посетителем библиотеки стал поэт Сергей Есенин. О тайне он узнал в царской семье, где дружил с дочерьми Николая. Не верил, но что-то такое заподозрил, узнав позже о Распутине. А в библиотеку попал уже при молодых Советах, и тоже из кабака, правда, другого. Сразу переменился, словно, что-то узнал. Стал писать пронзительно и точно. Бросил вызов революционным идеям. И тоже, догадавшись, враги пытали и убили его, не узнав тайны. 
Новые вожди, включая Ульянова-Ленина, доступа в библиотеку не получили, хотя и пытались сделать это. После смерти Ленина предприняли попытку проникнуть в библиотеку посредством особого шумерского магического сооружения, известного ныне, как Мавзолей. Ничего не вышло. 
Первым из советских вождей, вернувших практику общения с книжными духами библиотеки Ивана Грозного, стал Иосиф Виссарионович Сталин-Джугашвили. И надолго. До самой смерти. Успехи страны и в развитии хозяйства, и в войне относили на счет демоническо-мистических черт Сталина. Сведущие догадывались о причинах мудрости. Узнали и враги. Врачи ввели вождю «сыворотку правды», которая тогда была у американцев. Не рассчитали дозу. Сердце вождя не выдержало. 
Последующая череда вождей не понравилась книжным духам. Очередным пользователем библиотеки, и тоже надолго, стал Леонид Ильич Брежнев. Генсек наловчился переходить в реальность библиотеки из подвала своей дачи в Заречье. Бывал не часто, но регулярно. Хитроумно делал вид, что переходит в реальность библиотеки на даче в Завидово. Это на тот случай, если пронюхают. Обстоятельства резкого ухудшения здоровья генсека оставляют место для подозрений, что и на него пытались повлиять какой-нибудь химией, чтобы дознаться до тайны. 
После смерти Брежнева опять никому не давался переход в реальность библиотеки Ивана Грозного - ни Андропову, ни Черненко, ни Горбачеву. Кстати, последний делал вид, что допущен. Для важности. Затем был Ельцин. С ним приключился курьез. Будучи в привычном опьянении, он словно провалился под землю где-то в коридорах Кремля и оказался под мостом по дороге на рублевскую дачу. 
Библиотека оставалась неприступной, но однажды вход в нее открылся из архивного подвала дома «1-2» на Лубянской площади молодому директору ФСБ. С тех пор снова в стране все стало поворачиваться к хорошему. Сейчас он бывает в библиотеке почти ежедневно, входя в нее из своего кабинета в Кремле. Не из подвала. 
Позднее вход в библиотеку открылся начальнику архивной службы Василию Семеновичу. Тот, профессионально увлекаясь историей, понял в чем дело, доложил главному посетителю библиотеки и получил разрешение бывать там иногда, задавая книжным обитателям уточняющие вопросы по истории. 
В ответ генерал часто получал такое, что ошеломляло воображение - многое в истории страны и мира было совсем не так, как в учебниках по Ключевскому. Куда там Носовскому и Фоменко с их смелыми фантазиями! Генерал принялся вносить неторопливые поправки в историю, написал несколько книг, стал доктором исторических наук и авторитетом истории Великой Отечественной Войны. 
И вот, как снег на голову, - Боголепов. Чудак-пенсионер. Но ведь если он проник в иную реальность библиотеки Ивана Грозного, то в этом есть какой-то замысел книжных духов. Какой? Смешно сравнивать Боголепова даже с Есениным. Зачем во всей этой истории Боголепов? 
Генерал был озадачен. Причину своего допуска он понимал - история Отечества. Кроме прочего, генерал, и скорее всего, не он один, отвечал за обеспечение неприступности мест входа в библиотеку. 
Однажды, следуя из архива в иной мир чередой лабиринта дверей, он неожиданно для себя вышел на минус первый этаж книжного магазина «Библио Глобус». Через короткое время в магазине появились охранники, собранные из отслуживших сотрудников ведомства. Собственно, и Богомолов-то просто попался под руку, как такой же отставник, чтобы просто дежурить по-ночам возле той самой двери, из которой вышел генерал, дабы охранять потенциальный вход в иную реальность. Но ведь вон что вышло!
Кажется, Богомолов ничего не напутал, открывая двери лабиринта ведущего в иную реальность. За этой дверью откроется огромный сводчатый зал со свечами. Прежде чем толкнуть дверь, Боголепов на мгновение задумался: «А вдруг там опять этот старик?». На вопрос о том, кто это такой, генерал пожал плечами: «Никогда не видел. Может, померещилось? А может, привидение!». 
За дверью Боголепов увидел совсем другую картину. Перед ним оказался генерал, стоящий в вытянутой вперед рукой, как если бы он вот только что собирался потянуть на себя дверную ручку. Выражение лица генерала выражало явное удивление. 
  • Ты как здесь очутился? Я думал мы с тобой в библиотеке встретимся, - вокруг генерала от пола до потолка высились железные стеллажи с папками и коробками с надписями на них. 
Вот он - архив госбезопасности!
  • Что случилось?, - начал разговор генерал, - Хотя... Пойдем-ка лучше туда. Веди!

И Боголепов догадался, что генерал хочет испытать его способности ориентироваться в лабиринте и вообще в отношениях с иной реальностью. 

Сергей Александрович Русаков.
6 декабря 2014 года.
Москва.

Комментариев нет:

Отправить комментарий