Автор

Моя фотография

Преподаватель Академии народного хозяйства, писатель, пенсионер...

воскресенье, 30 августа 2015 г.

Бессмертие Кощеева

Бессмертие Кощеева
научно-фантастический рассказ

  • Все там будем!, - вздохнул женский голос сверху. 
Шорох одежды выдал, что владелица голоса перекрестилась.
  • Напьешься - будешь!, - в тон женскому с нотками скорби отшутился цитатой из кинокомедии мужской голос. 
Кощеев лежал на мокром асфальте в лужице собственной крови, растекающейся вокруг головы. Ему было не до шуток. 
Еще один участник события молчал, и его состояние было, пожалуй, еще более безжизненным, чем у жертвы дорожно-транспортного происшествия. В голове водителя черного, длинного, как катафалк, джипа рисовались мрачные картины его неудачной судьбы. И надо же этому пьянице выбежать на дорогу и броситься под колеса!


Над лежащим Кощеевым вздыхали столпившиеся прохожие. Каждый неизбежно примерил к себе случившееся, и оттого чувствовал себя неважно. Единственная причина сочувствия - представить себя в бедственной ситуации. Почти по Станиславскому. 
Остекленевшие глаза Кощеева вернулись из взгляда в небеса и оглядели стоявших над ним. Он воскрес. Толпа отшатнулась, будучи уверенной в лицезрении смерти. В мимиках проскользнуло разочарование. 
Кощеев заворочался, подтверждая движениями и мычанием подозрения в ожидаемом людьми алкогольном опьянении. По лицам пробежало, задержавшись, омерзение - грязный от грязи, мокрый от лужи, перепачканный кровью сбитый машиной пьяница оказался жив. 
  • Везет дуракам и пьяницам!, - не удержался кто-то от морализаторства, выдававшего в осуждении собственные проблемы этого же ряда. 
  • Да уж...!, - недоговорила первая женщина, не разобравшись, как нужно реагировать - благочестивых заготовок при себе не оказалось. 
Сияющий от счастья водитель бросился помогать сбитому им пешеходу подняться с пешеходного перехода. В это время он лихорадочно благодарил небеса и истово клялся никогда больше...
  • Все в порядке? Ничего не сломано? Можете идти?, - причитал водитель, крутясь под ногами жертвы, как радостный щенок, встречающий хозяина. 
Кощеев грустно улыбнулся в ответ. Снова ничего не вышло...
Заметив, что водитель полез в задний карман за кошельком, Кощеев решил из куража доиграть свою роль до конца.
  • На пиво не подкинете?, - и протянул руку за красной пятитысячной купюрой. 
Кощеев шел не похмеляться и не добавить. Он шел думать. Толпа, провожающая его глазами, сплела толстую косу из зависти, презрения и прогнозов судьбы везучего пьяницы. 
Кощеев вспоминал. Удар автомобиля вызвал необратимые смертельные разрушения. Однако еще в воздухе, когда сбитый Кощеев летел, кувыркаясь, по дуге, организм с поразительной скоростью восстанавливал разрушенное - сращивал кости, сосуды, нервные волокна, лопнувшую селезенку, порванную сломанным ребром грудную клетку. 
Он упал на асфальт живым, целым и невредимым, но ударился затылком о грань бордюрного камня и снова получил несовместимую с жизнью травму. Черепно-мозговую. На нее-то он и рассчитывал... Организм же плевать хотел на его расчеты - он больше не подчинялся хозяину. Вернее... У хозяина больше не было власти над организмом, и потому организм вернул себя к жизни на истечении второй минуты клинической смерти. За это время и успело натечь столько крови. 
Кощеева сгубила его склонность к экспериментам. Более того, он даже гордился, что экспериментирует на себе. Ну, прямо как великие медики, испытывавшие на себе вакцину чумы. 
Питая склонность к дешевизне, Кощеев не проходил мимо книжных ларьков с завлекающим лозунгом «Все по 10!». Были ларьки и по 20, и по 50, и даже по 100, но Кощееву меньшие цены нравились больше. Потому что он любил книги. Вот любил, и все тут!
На этот раз ему на глаза попалась книга какого-то целителя-спасителя, дурацкое название и стоимость книги в десять рублей, определенно говорили о ее ценности. Тем не менее, Кощеев купил книгу - он считал, что имеет чутье на книги. Чутье подсказывало новости и приключения. Жаль, что у Кощеева нет чутья на неприятности. 
Постояв, как меж двух огней, между окошком ресторана быстрого питания (Мак Дональдс, конечно) и помпезными вратами в банк, Кощеев вновь выбрал дешевизну - очень хотелось кофе. В фойе банка есть автомат, наливающий в бумажный стаканчик порцию бодрости духа всего за тридцать пять рублей. В Мак Дональдс такой же стаканчик на пять рублей дороже. Кощеев был тот еще экономист. 
Получив кофе и даже шутовски поклонившись автомату, Кощеев устроился на стуле для посетителей, изображая для бдительных охранников посетителя. Книга оказалась так себе, но где-то в глубине страниц автор позволил себе вольность необычного примера из жизни, и этот случай зацепил Кощеева. 
В одном советской поры санатории дети исцелялись от неисцелимого недуга врожденного сахарного диабета, представляя, что растворяют сахар, садясь в ванночку с водой. Буквально, как кусок сахара растворяется в стакане с чаем. Это было необычно, но Кощеев поверил в небылицу. Пример просто попал в область размышлений, которыми Кощеев нагружал в последнее время свою голову. 
«Кто такой человек?», - задавал себе сакраментальный вопрос Кощеев. Рассуждения дилетантов всегда отличаются кристальной четкостью неперегруженного чужими диссертациями мозга. Вопрос казался ему простым. 
Человек, прежде всего, это животное, похожестью своей на обезьян не оставляющее сомнений на родство и происхождение. Это факт! В живом организме есть программа жизни, по которой человек и живет. Ест, пьет, спасается от опасностей. Безусловные рефлексы:  захотел поесть - поел. Однако человек - это венец природы и у него есть мозг, управляющий телом, создавая безусловные рефлексы. Захотел выпить кофе - выбери, где купить. 
Человек - он еще и часть общества, член коллектива, особь в стае. Значит, человеком управляет не только мозг с рефлексами, но и правила общежития, нормы поведения, законы социума. Захотел поесть - не моги украсть или отнять: это незаконно! Первая природа вступает в противоречие со второй. Кто-то победит. 
В человеке борются две его природы - животная и социальная. Однако... Чем в таком случае отличается человек от социальных животных? Тех самых стайных и стадных? Не в этом его отличие, а в чем-то другом! На этой обнадеживающей ноте Кощеев застрял в своих размышлениях, отложив продолжение исследований важной темы на какое-нибудь потом. 
И вот - на тебе! В книжке целителя-спасителя, вернее, в примере о детях, понижающих уровень сахара в своей крови - прямой ответ на вопрос, поставленный исследователем Кощеевым, что называется, ребром. Есть в человеке кто-то, кто может дать команду, нарисовав в воображении наивную картинку растворения в стакане с чаем куска сахара, и организм выполнит ее, восстановив поджелудочную железу. 
Кто же это? А кто идет против воли большинства, против законов и запретов? Все тот же неизвестный? И тогда Кощеева осенило, как если бы он наткнулся на истину, которая, как известно, всегда где-то рядом. Человек имеет не двойную, а тройную природу!
Вот так! Живой организм - не поспоришь! Член общества - никуда не денешься! Но!!! Есть третий среди двоих. Тот, кто может управлять человеком, против силы жизни и против силы общества. Голодать, когда хочется есть. Поступать, как хочется, а не как этого требуют приличия. Только по протестам против первой и второй природы и можно распознать эту третью природу. Третьего участника - главного над первыми двумя. 
Может, именно этого третьего и называют, забыв о значении слов, то духом, то личностью? Может, именно это и скрывают религии? Додумавшись до такого итога и удовлетворившись открытием, Кощеев поспешил, перескакивая через логические умозаключения, испытать истину на практике. Достаточно нарисовать в голове какую-нибудь картинку, чтобы повлиять на организм. 
Кощеев стал перебирать в уме варианты - чего бы такое с собой сотворить, чтобы доказать силу духа-личности над животной природой? Попоститься? Придется долго ждать доказательств - до сорока дней. Не пить? Тоже ждать часы. Доказательства нетерпеливому Кощееву нужны, что называется, здесь и сейчас. 
И тогда он вспомнил об одном своем детском страхе - страхе высоты. Ведь страх - это проявление инстинкта самосохранения, значит, в этом животная природа. Кощеев боялся не просто высоты, а высоты среди высотных конструкций - подойти к краю крыши многоэтажки, влезть на строительный кран, пройти по переходному мосту над железнодорожными путями. Поднимаясь на эскалаторе в каком-нибудь торговом центре, он боялся смотреть вниз и закрывал глаза. Колени подкашивались. Накатывала паника. 
Окинув глазами высотные здания, Кощеев выбрал какой-то офисный центр из стекла и бетона. Теперь, если проскользнуть через охрану, можно подняться наверх и проверить работу механизма приказов духа организму. Испытать, так сказать, дух на силу духа. 
Пройти через охранника оказалось несложным делом. Прочитав в вестибюле несколько объявлений, Кощеев решительно двинулся к турникету. 
  • Мне к стоматологу! Назначено!, - убедительным голосом внушал Кощеев. 
Охранник лишь приложил жетон к стойке, открывая турникет для прохода. Чужие заботы о здоровье зубов его не волновали. 
  • Проходите!
Поднявшись лифтом на двенадцатый этаж, Кощеев увидел в конце коридора большое окно от пола до потолка. Ноги привычно подкосились. Высотобоязнь работает. Теперь нужно придумать картинку и нарисовать ее в воображении. Картинку о том, как он...
Едва начав думать о возможных картинах побежденной высотофобии, Кощеев почувствовал, что его отпустило. Как же так? Ведь картинки-то он еще не придумал, просто начал думать об этом. Оказалось, что и этого достаточно! 
Еще не веря себе, Кощеев, тем не менее, решительно направился к окну. Страха не было. Она подошел вплотную к оконному стеклу и заглянул в бездну двора. Страх не появился. Это было удивительно! Страх, с которым Кощеев жил с детства, пропал. Похоже, навсегда!
Ошалев от успеха и еще только догадываясь, что все это значит для его жизни, Кощеев открыл окно. За окном на тросах висела строительная люлька, оставленная какими-нибудь строителями или индустриальными альпинистами. Кощеев шагнул за окно на решетчатый пол люльки. Страха не было. 
Кощеев перелез через перила люльки и стоял теперь снаружи ее, держась за поручни. Он отпустил сначала одну руку, потом поменял их, а потом, установив равновесие, оторвал обе руки от перил. Блаженство бесстрашия. 
Стоя так, балансируя на краю люльки, качающейся от ветерка на тросах, Кощеев вдруг решительно двинулся дальше в своих исследовательских размышлениях. Значит ли такая возможность духа управлять телом... возможность бессмертия? Ведь достаточно только подумать о вечной жизни...
Неожиданный громкий стук вывел Кощеева из отрешенности размышлений и... из равновесия. За одним из окон офисного здания он увидел испуганные глаза молоденькой девчонки - сотрудницы какой-то компании, арендующей офис в этом здании. Глаза были огромными от ужаса. Зачем она постучала в окно? Наверное, чтобы предупредить Кощеева об опасности. Предупредила!
Кощеев пошатнулся, не смог поймать ускользающего равновесия, не сразу догадался схватиться руками за поручни и медленно отдалялся от перил, понимая, что сейчас начнется его свободное падение. 
«Жаль!», - огорчился Кощеев, - «Только-только начал управлять собой! И ведь мысль не успел додумать о возможности бессмертия на основе приказа духа. А так бы, только подумал бы и...». К этому моменту его полет закончился на земле. Вернее, ударом о землю. 
Двенадцатый этаж. Девочка все это видела. Теперь не сможет уснуть от кошмара. Бедняжка!
А в это время в луже крови и мозгов началось какое-то шевеление.  Это было похоже на то, как надувают надувную игрушку, и она, шевелясь, как живая, обретает задуманную ее создателем форму. Кощеев уже не был грудой мяса и костей. Он лежал на спине на нагретом летним Солнцем асфальте московского двора. Кощеев потянулся, сел, потом встал на ноги и ощутил прохладу влажной рубашки - она была в крови. И волосы на затылке тоже. 
Во дворе, где еще не убрали до конца следы строительного хаоса, Кощеев нашел водопроводный кран, торчащий из земли, открыл воду и смыл кровь с головы и рук. Затем он без стеснения снял рубашку - белую, как раз для такого случая - и застирал ее от крови. 
«Высохнет на теле!», - поморщившись от холода, Кощеев натянул рубашку, не обратив внимания на то, что она моментально высохла. Забыв о девчонке-свидетельнице, Кощеев вышел из двора и направился, как сказали бы, куда глаза глядят. Над тем, что произошло, нужно было подумать. 
«Что же получается?» - размышлял Кощеев, глядя себе под ноги. «Теперь я получу вместе с бессмертием, с вечной жизнью тела все прилагающиеся блага: нестарение, неболение, неиссякание сил... Кощеев вспомнил вдруг жену и ухмыльнулся еще одному виду нестарения. Однако ему почему-то стало грустно. Получается, что он будет жить, не старея, а близкие ему люди будут стареть и... умирать. Зачем тогда жить? 
Мысль оказалась настолько грустной, что, казалось, он только что потерял всех своих близких, оплакав их на похоронах. Это было довольно тяжелое чувство. Жаль, что вместо того, чтобы как-то разобраться со всеми этими обстоятельствами, применяя свои новые возможности, Кощеев поступил самым банальным образом. Напился. 
А что? Алкоголь для него больше не яд. Значит, можно пить сколько угодно и не только литров, но и дней. Кощеев ушел в запой. Близким это не понравилось. Он давно уже не пил. Тем более так увлеченно. На этот раз Кощеев пил почти неделю. На выходе из запоя он испытал все те же мучения, как это бывало и раньше, вновь не догадавшись применить свою новую силу, просто скомандовав организму привести себя в порядок. Вернее... Организм начал полагающуюся работу, но именно сам Кощеев, вернее кощеевский дух помешал сделать это, подав команду в виде картинки привычного страдания. Короче, что-то пошло не так. 
Кое-как оправившись от запойного похмелья, Кощеев вспомнил о своей новой жизни на основе своих новых возможностей и своей новой силе - силе духа. Вспомнив, с чего все началось - с преодоления страха высоты, Кощеев решил расправиться с еще одним детским страхом - боязнью зубных врачей и стоматологических операций. 
Еще с юных лет во рту не доставало одного зуба, выбитого в честной драке. Зуб этот был не на виду, и потому Кощеев не спешил вставлять зубной протез. Тем более, что зубной боли он боялся не меньше высоты. В зубоврачебном кабинете он падал в обморок только от звука бор-машины. Это осталось откуда-то из детства. 
На пороге стоматологической клиники Кощеев подумал-побормотал что-то с надеждой избавиться от страха и смело вошел внутрь. Ждать не пришлось и уже в кресле Кощеев приготовился насладиться приложением силы духа. Стоматолог недовольно поморщился и стал выговаривать Кощееву о том, что надо бы приходить на прием трезвым. Значит, остались еще в крови какие-то пары. 
И вновь вместо того, чтобы дать команду организму, Кощеев стерпел упреки врача, показно отворачивающего нос от разинутого рта пациента. Рассуждения доктора казались Кощееву забавными.
  • Вы не представляете себе, какой вред наносит алкоголь организму. Я уже не говорю о печени, подвергающейся риску цирроза. Гораздо больше от алкоголя страдает мозг. - Стоматолог явно был продвинут в вопросах борьбы с пьянством и алкоголизмом. - Этиловый спирт смывает смазку с красных кровяных телец, и они слипаются, собираясь в комки и образуя тромбы. По этой причине без кровоснабжения отмирают клетки головного мозга. Неделя запоя сокращает число клеток вполовину! Уменьшение мозга приводит к снижению силы духа!...
Зря он это сказал! Кощеев насторожился. Что же получается? Через неделю его запоя он потерял силу, к которой уже стал привыкать? В этот момент стоматолог сделал ему больно, вонзив бор в мякоть пульпы. Врач удивился тому, как быстро - немыслимо быстро зарастает костная ткань, и он сказал об этом пациенту. Кощеев успокоился - программа бессмертия работает. Зря он успокоился. 
С зубом вместо дырки было непривычно. Причмокивая, Кощеев привыкал к новому зубу. Ему вновь не пришло в голову, что он мог бы обойтись без стоматолога, просто вырастив зуб. Его беспокоил другой вопрос. Все началось с преодоления страха высоты. Недавний его поход к стоматологу, а зубная боль - еще один страх, не избавил его от страха, и он по-прежнему поникает настроением, только вспомнив о зубных врачах. Значит ли это, что преодолеть этот страх не удалось?
Проверяя догадку, Кощеев зашел в первую попавшуюся стоматологическую клинику и, почуяв запах карболки, чуть не упал в обморок. Страх не отключился. Что-то не так. Неужели после запоя он потерял силу духа? А ведь все так хорошо начиналось и сулило такие перспективы!
В окошке Мак Дональдс Кощеев купил стакан кофе. Он опускал палец в кипяток, вынимал его и видел, как красная, обожженая кожа  быстро принимает первоначальный вид. Его явно сочли сумасшедшим увидевшие попытки сварить свой палец в кипятке. От него отходили в сторону завсегдатаи фаст-фуда - студенты и студентки. 
Значит, программа бессмертия, запущенная им силой мысли, продолжает работать. Это хорошо!... А работает ли его новая способность управлять телом? Он вспомнил стоматологическую операцию, испытал неконтролируемый страх и вынужден был признаться себе: похоже, он потерял способность управлять телом, оставшись... бессмертным. А ведь он мог и стареть, как все, и умереть, в конце концов... Гнетущая мысль непоправимого повела Кощеева привычной тропой - он снова напился. 
Он пил и размышлял. «Если я потерял силу духа из-за уменьшения количества клеток мозга, то вернуть ее нет шансов - нервные клетки не восстанавливаются, - резюмировал он свои мысли всем известным штампом. «Вот так и буду жить в веках: вечно молодой, вечно пьяный!», - кажется, это слова из какой-то песни. Сейчас он пьет и не оставляет себе абсолютно никаких шансов. Это была очень горькая мысль. В этом своем отчаянии Кощеев вышел на улицу из рюмочной и... был сбит длинным черным джипом. 
Испугав зевак своим воскрешением, он обреченно поплелся по улицам столицы, оставив за собой счастливого человека - водителя джипа. Кощеев и не думал, что бессмертие может быть таким... неприятным, безрадостным, несчастным. Более всего его удручала перспектива жить и хоронить близких. Ему в голову не шло ничто другое - и то, что ему не дадут спокойно жить, не старея, и что придется прятаться, как... вампиру. Удручала и безвозвратная потеря способностей духа, так понравившаяся ему поначалу. Нужно было проявить осторожность в экспериментах. 
Ноги привели Кощеева в то самое офисное здание, где он победил страх высоты и выжил, упав с двенадцатого этажа. Зачем он идет туда, Кощеев не отдавал себе отчета. Охранник понимающе открыл перед ним турникет.
- К стоматологу?
На двенадцатом этаже он вновь открыл окно и залез в строительную люльку. За соседним окном он снова увидел глаза офисной девчонки. Глаза закатились, и она рухнула в обморок, откинувшись назад и исчезнув из виду. 
Кощеев, пребывая в каком-то невменяемом состоянии, перелез через перила, решил что-то для себя и прыгнул вниз. Он знал, что не умрет, но... вдруг понял, что это не так, и что сейчас произойдет то, чего он добивался, и чего... боялся - смерти. «А как же жена? Дети - сын и дочь? Внук? А как же мама?», - Кощеев ужаснулся грядущему неминуемому концу. «Это так не кстати!». Этой мысли оказалось достаточно. 
Пике превратилось в гиперболу. Кощеев пролетел в нескольких сантиметрах вдоль асфальта и, догадавшись, что произошло, взмыл вверх. Пролетая мимо строительной люльки, он снова увидел закатывающиеся глазки офисной девочки и даже, кажется, слышал стук ее падающего в обморок тельца. Бедняжка!
Кощеев все понял! Стоматологи, конечно же, гады! Ну, кто тянул за язык этого просветителя? Может, дух вовсе и не зависит от числа клеток головного мозга! Может, и не уменьшается их число от алкоголя! «Кажется, я сегодня выпивал!», - улыбнулся себе Кощеев, и паренхима печени выдала на гора такое количество алкогольдигидрогеназы, что за два оборота крови в ней не осталось ни молекулы этилового спирта. 
«Что мы имеем?», - в воодушевленном возбуждении вопрошал себя Кощеев. «Мы имеем бессмертного пьяницу, склонного к левитации!». Жизнь наполнялась чем-то, чем она должна бы наполняться в самом лучше ее случае. 
«О сколько нам открытий чудных, готовит просвещенья дух!», - загудел на лету Кощеев, подражая диктору заставки телепередачи «Очевидное невероятное». 
Дух правит человеком. Миром правят сильные духом люди. Короче, не все еще потеряно в истории человека. Неспроста он - образ и подобие... 

Сергей Александрович Русаков. 
30 августа 2015 года. 
Деревня Десна (Новая Москва).


2 комментария:

  1. Бессмертный пьяница, склонный к левитации... :)

    ОтветитьУдалить
  2. А мне нравится! Забавно)) Может быть я бы чуток подсократила, но совсем чуток и всё)))

    ОтветитьУдалить