Автор

Моя фотография

Преподаватель Академии народного хозяйства, писатель, пенсионер...

среда, 24 февраля 2016 г.

Подарок книготорговца

Подарок книготорговца


Секрет японского садового искусства состоит в том, что каждый поворот тропинки открывает совершенно неожиданные виды, и следующий изгиб таит новые неожиданности. Ожидание неожиданного.
Непредсказуемое всегда манит человека, и он радуется, словно ребенок, увидевший фокус-покус. На этом феномене построены шутки, юмор и комедии.
Неделю назад Рыбкину попалась книжка “Искусство комедии” - потрепанная брошюрка семидесятых годов издания Академии наук СССР. Случилось это в необычном месте - на Сытном рынке Санкт-Петербурга. Этот город, куда Рыбкин переехал недавно, был похож на японский сад - никогда не знаешь, что откроется за поворотом. Непредсказуемый город.


Подходя к повороту с Кронверкского на Сытную площадь, Рыбкин напрягся. Он здесь второй раз, но кто знает, что неожиданное может ждать за поворотом прямо сейчас? Рыбкин невольно замедлил шаг.
Так и есть! Птицы! Много птиц! В плотном сизом облаке порхающих голубей из-за угла вышла старуха, каких временами можно встретить на улицах городов. Старуха просеменила мимо, уткнув взгляд под ноги. Рыбкин вжался в стену дома, опасаясь, что голуби испортят белыми пятнами его новенькое черное пальто и меховую шапку, как у членов Политбюро. Повезло! Ни одного попадания.
С хорошим настроением из-за того, что неожиданная опасность его миновала, Рыбкин с некоторой торжественностью вошел в распахнутые железные ворота рынка. Он сразу двинулся к своей цели - на прилавках под навесом стопки книг. Очень много книг. Здесь и была куплена книжка, из которой он узнал секрет комедии - нужна непредсказуемая, неожиданная смена ситуаций и смыслов. Кто знает - может, среди этих книжных баррикад найдется еще что-нибудь, утоляющее любознательность Рыбкина.
Не раздумывая, с чего начать, он просто подошел к книгам и остановился. Перед ним высилась, подобно соседним, стопка из полусотни книг. “Чехов!”, - прочел Рыбкин на верхней книге. “Хорошее начало!”, - обрадовался он. Стоит разобрать эту стопку книга за книгой, ожидая неожиданное, и Рыбкин стал брать в руки книги, листать, просматривать и складывать на соседние книжные стопки налево и направо. Рыбкин походил на солдата, роющего окоп для стрельбы стоя и старательно выкладывающего бруствер по краям.
Рыбкин надел очки, чтобы легче было читать мелкие буквы на страцицах, и с головой погрузился в свое занятие. Очки его были таковы, что оставляли в туманной размытости все вокруг. Все, кроме пробегаемых глазами строчек. Он читал и не видел, что в центре квадрата из составленных прилавков с книгами стоит и наблюдает за единственным покупателем книготорговец.
Если бы не строчки, сосредоточившие взгляд Рыбкина, он бы увидел странное. Необычное и неожиданное. Книги пришли в движение, он двигались в разных направлениях, раздвигая по пути другие книги, остававашиеся неподвижными в своих стопках. Если бы Рыбкин все это видел, то он удивился бы еще больше, узнав, куда направлено движение книг - к нему.
Пройдя свой путь сквозь толщу книжных стопок, та или иная книга ложилась поверх разбираемой Рыбкиным стопки как раз в тот момент, когда он протягивал руку за следующей книгой. Просмотренные  им книги тоже приходили в движение и расходились от Рыбкина по своим местам. Такая вот получилась карусель.
Рыбкин увлекся. В его руках побывало уже довольно много книг - одна интереснее другой. Пока одна из них не задержала его внимание - “Психологическая теория решений”, издательства Высшей партийной школы КПСС.
“Ого!”, - восхитился Рыбкин, снял очки и заметил книготорговца. Тот кивнул головой, и движение книг остановилось. Рыбкин приветливо кивнул в ответ.
  • Здравствуйте!, - затеял разговор Рыбкин. - У вас тут замечательные книги. Вот эта, например.
Рыбкин поднял перед собой найденную книгу. Книготорговец снова кивнул.
  • Сколько стоит этот советский раритет?, - поинтересовался Рыбкин.
  • На обороте книги - цена, - пояснил книготорговец.
Рыбкин перевернул книгу и прочел: “55 коп.”.
  • Здесь написано “Пятьдесят пять копеек”!, - сообщил книготорговцу Рыбкин, - А сколько нужно заплатить?
  • Пятьдесят пять копеек!, - ответил книготорговец.
  • Новыми?, - удивился цене Рыбкин.
  • Можно и новыми, - улыбнулся хозяин книг.
Рыбкин полез в кошелек отыскивать среди мелочи пятьдесят пять копеек. Нашел.
  • Послушайте!, - снова обратился к продавцу Рыбкин. - Это не уважительно по отношению к книге, ее авторам, ее истории, да и к вам тоже. Давайте, я заплачу вам пятьдесят пять рублей?
  • Как хотите!, - пожал плечами книготорговец. - А позвольте узнать, чем эта книга привлекла вас?
  • Ну, как же!, - с готовностью поддержал затеявшийся разговор Рыбкин. - Это же очень интересно - как люди думают, как принимают решения, и что у них там в этот момент происходит в голове…
  • Что происходит в голове?, - переспросил книготорговец. - Все довольно просто. По нервным волокнам протекают электрические сигналы. Больше ничего не происходит. А вам не приходит в голову вопрос о том, кто это там в голове думает?
  • Как кто?, - опешил Рыбкин. - Человек думает!
  • Человек - это руки, ноги, голова, - парировал книготорговец. - Разве думает голова? Это неверный ответ.
  • Как неверный?, - Рыбкин озадачился. - Мозг в голове, значит, голова и думает!
Рыбкину не понравился по-учительски наставительный тон собеседника, и он продолжил.
  • Если убрать из головы мозг, разве человек сможет думать?, - Рыбкин посчитал такой аргумент убедительным.
  • То же мне!, - снисходительно улыбнулся книготороговец. - А вот компьютер?... Нет! Калькулятор!... Нет!
Книготорговец откуда-то достал деревянные счеты, громко тряхнул их костяшками и поднял вверх перед собой.
  • Два плюс два - четыре?, - он перекинул справа налево сначала две, потом еще две костяшки. - Думают не счеты, не калькулятор, не компьютер, не мозг, но кто-то это делает. Кто?
Рыбкин задумался: “А ведь верно! Кто?”.
  • Вот мы сейчас говорим, - продолжил книготорговец. - Кто говорит? Их двое - с моей стороны и с вашей. Ведь не язык, не рот, не мозг!
  • Да кто-же это?, - с недоуменным нетерпением воскликнул Рыбкин. - Кто? Не темните! Скажите!
  • Не так-то это просто - рассказать о том, кто есть, но его вовсе и нет,- напустил туману книготорговец, - Есть, потому что явно проявляет себя, управляет человеком - думает, высказывает свои мысли языком человека, записывает их на бумаге рукой человека. Нет - потому что не существует, материально не существует. Дух. Есть такое специально название для нематериального существа. Есть у каждого человека. Порождается головным мозгом. В младенческом возрасте. Не всегда доживает до смерти тела. Всегда умирает вместе с телом. Имеет силу - тоже неясной природы. Иногда весьма сильную силу. Например, такую...
Книготорговец замер, сосредоточился и… повис в воздухе, оторвавшись от земли и поднявшись на полметра. Рыбкин остолбенел, вытаращив глаза. В движение пришли книги. Они поднялись вверх, как в невесомости, затем стали кружиться вокруг книготорговца, подобно планетам вокруг Солнца. Книг в воздухе становилось все больше. Они поворачивались, вертелись, распахивались и захлопывались. Все это напоминало картину, которую Рыбкин увидел раньше - старуха и голуби.
  • Вот она!, - воскликнул книготорговец, выхватил из книжной стаи одну книжку и прижал ее к груди.
Круговорот книг изменил свое течение - книги укладывались на прилавки в прежние стопки. Через минуту книги лежали на своих местах, как будто с ними ничего вот только что не происходило.
Книготорговец подошел к Рыбкину и протянул ему книгу через прилавок. Рыбкин взял книгу и прочел название.
  • Ого!, - воскликнул он, узнал книгу. - Неужели здесь обо всем этом написано?
  • Написано, но так, что не всем понятно, - улыбнулся книготорговец. - Теперь поймете!
  • А эту-то брать?, - поднял он глаза на книготорговца. - Эту психологическую теорию решений?
  • Эту? Берите и эту, - пожал плечами продавец книг. - Будете знать, кто принимает решения. За нее пятьдесят пять копеек. Ну, а эту - в подарок.
Некоторые знания настолько бесценны, что их приходится дарить. Кстати, не думайте, что это Библия или что-то в этом роде. Вовсе нет. Обычная книга обычного ученого, о котором слышали многие...


Сергей Александрович Русаков.
10 февраля 2016 года. 
Борт самолета.

1 комментарий: