Автор

Моя фотография

Преподаватель Академии народного хозяйства, писатель, пенсионер...

воскресенье, 28 февраля 2016 г.

Озёрный тролль и дети

Посвящается девочке Даше в день ее рождения...

Озёрный тролль и дети


Скрипнула дверь… Это было бы хорошим началом сказки, но в этом доме двери не скрипят. Скорее, скрипел снег под ногами. Чьими-то ногами. “Чьими?”, - встрепенулся Озеров и окончательно проснулся.
Точно, как в детстве, он натянул на голову одеяло и полуприкрыл глаза, чтобы все видеть, но чтобы нельзя было догадаться, что он не спит. “Кто это не должен догадаться?”, - Озеров забеспокоился еще больше. Он вспомнил, что не закрыл на ночь дверь в дом, да и не заперся в спальной комнате.


Дом. Вообще-то, гостевой домик, дом для гостей, и сегодня Озеров остался ночевать в этом уютном доме, потому что он здесь в гостях. Один, ну, или почти один.
Красивые места. Сосны на берегу большого озера подо льдом. Север. Озеров видел раньше подобное разве что только по телевизору,  в кинокомедии “Особенности национальной охоты” или во второй серии про рыбалку. Дачный поселок. Дома скандинавского типа с просторными террасами. Снег вокруг. Красиво!
Озеров сегодня лег спать рано - рабочая неделя выдалась суетной и опустошила. Лег спать и уснул. Крепко уснул - так, что снился какой-то яркий, как кинофильм, сон. Какая-то фантасмагория сказочного типа. Что-то вроде Гарри Потера или Хоббита.
По коридору за дверями кто-то прошел. Странно! Шаги были мелкими, как если бы прошел ребенок. Озеров был не из робкого десятка, но кто может ночью ходить по коридору пустого дома. Тем более, все дети спят. Не приведение же! Озеров не настолько верит во все эти потусторонние чудеса.
Шаги вернулись и затихли у двери спальной комнаты, в которой устроился на ночлег Озеров. Ему стало не по себе. Щелкнул дверной замок, и дверь открылась. Кто-то вошел. “Ну, это уж через чур!”, - возмутился Озеров, схватил с прикроватной тумбочки Айфон и нажал на кнопку. Комната озарилась бледным светом.
В проеме открытой двери стоял… Маленький человек. Не ребенок! Стоял и хлопал большими глазами под густыми бровями над крупным носом. Озеров потерял сознание. Хотя… Может, это был просто сон, и Озеров сменил одно сновидение на другое.
Ему снова снилась какая-то, но уже другая фантастическая чехарда. Кто-то пытался столкнуть Озерова в пропасть, но для этого не хватало сил - этот кто-то был маленького роста. Тот все толкал и толкал, а Озеров упирался. Бездна под ногами вызывала неприятные ощущения.
Озеров открыл глаза. Прямо перед ним стоял тот самый маленький человечек и толкал его в плечо. Наверное, пытаясь разбудить. “Что это за сон такой дурацкий!”, - возмутился Озеров, проснулся и сел на кровати. Человечек не пропал…
Настало время решительных действий! Озеров где-то читал об осознанных сновидениях. Он даже сейчас, во сне, не сомневался, что продолжает видеть сон, в котором ему кажется, что он просыпается, но это было продолжением сна.  Из прочитанного он помнил, что можно как бы проснуться, осознать себя внутри сновидения, и тогда можно будет управлять течением сна.
Озерову, кажется, удалось сделать задуманное. Он посмотрел на человечка и дунул на него, как дуют на свечу, чтобы затушить. Человечка смело к двери. Ну, вот! Получилось! Хвала Карлосу Кастанеде! В осознанном сновидении Озеров очутился впервые.
  • Эй! Полегче!, - услышал он скрипучий старческий голос от дверей, - Ты тут в гостях! Не хулигань и будь поприветливее!
Голос принадлежал человечку. Теперь, уже не боясь, поскольку это был сон, Озеров, подсвечивая себе экраном Айфона, разглядывал гостя своего сна. Действительно маленького роста, похож на карлика из цирка или гнома из сказки. Одет в сапожки, штанишки, курточку. Через шею на белой веревочке висит пара красных шерстяных варежек.
  • Ну, и кто тут к нам пожаловал?, - приветливо, но строго спросил Озеров человечка. - Раз уж заявился в мой сон, будь добр объясниться!
  • Тут к нам пожаловал ты!, - отрезал человечек. - Приехал и командует! Ты сам-то кто такой?
  • Ну, ладно!, - спокойно, раз уж во сне все под контролем, продолжил разговор Озеров. - Я пенсионер Озеров, приехал в этот дом по приглашению хозяина, отдохнуть и переночевать с субботы на воскресенье. А ты-то кто такой?
  • Я здесь живу! Вернее, не в этом доме, но в этой местности, - человечек выставил одну ногу вперед - видимо, для важности. - Меня зовут Пер Гюнт. Я - озёрный тролль!
И действительно - почему бы здесь на северном озере не быть озёрному троллю? Озерова вовсе не удивил такой поворот его сновидения. В конце концов, он все еще управляет своим сном.
  • Я слышал о троллях, - с тайной издевкой прокомментировал знакомство Озеров. - Тролли - это злобные комментаторы в соцсетях. Они стараются разозлить людей, обесценивая их посты с умными мыслями или фотографиями селфи…
  • Не знаю, о ком ты!, - строго вмешался тролль Пер Гюнт. - Мы тролли - особый народ, и ты должен был слышать о нас, хотя бы из сказок.
Ну, раз уж проснулся… Вернее, раз уж во сне снится, что проснулся, Озеров решил поговорить с этим странным обитателем его сновидения. Немного опасаясь, что такой поворот событий может разрушить его сон, Озеров решил во сне переместиться из спальни в гостиную. Там есть чайник и пакетики с чаем. Может быть, и во сне можно попить чайку?
  • Пойдем-ка на кухню!, - Озеров поднялся, натянул джинсы и надел свитер. - Угощу тебя чаем. Тролли пьют чай?
  • Не только чай! От вас от людей чему только не научишься, - философски заметил Пер Гюнт и засеменил в сторону гостиной.
Опасаясь разрушения сна, Озеров включил свет в гостиной. Пер Гунт взобрался на диванчик. Так, как это делают маленькие дети - сначала вскарабкиваются, а потом спускают ноги. Озеров щелкнул кнопкой чайника и уселся напротив тролля. Теперь, при свете он мог подробнее рассмотреть ночного гостя. Точно тролль!
  • А что ты делаешь здесь, в этом доме?, - начал опрос Озеров, - Ты что - ходишь по домам, пока люди спят? Зачем? Подсматриваешь? Воруешь какие-нибудь мелочи?
Пер Гюнт выдержал паузу, давая понять, что услышал обидное.
  • По домам я не хожу, и пришел я не к тебе, - тролль посмотрел в окно с какой-то тоской и добавил с грустной ноткой. - Я скучаю!
  • По ком же ты скучаешь?
  • По детям!, - Пер Гюнт улыбнулся, и улыбка получилась доброй, несмотря на его безобразное лицо. - Здесь иногда бывают мои друзья - мальчик и девочка. Они меня видят, и мы можем поговорить. Бывает, поиграем во что-нибудь.
  • Ночью?!
  • Да нет же!, - тролль раздосадовался непонятливостью Озерова. - Днем, конечно! Ночью дети спят. Вот когда они вдвоем гуляют на удалении от взрослых, я выхожу к ним, и мы играем втроем.
  • И тебя не видят взрослые?
  • Взрослые меня не видят. Кстати, я удивлен, что ты меня видишь, и мы с тобой можем разговаривать, - с тобой явно что-то не так.
  • Я знаю, что со мной!, - решил отшутиться Озеров. - Либо остался в детстве, либо впадаю в детство.
  • Не смейся над этим! Это проблема людей. Вы теряете все, что имеете от природы, - в голосе тролля появились нотки зависти. - Вы же созданы, как сами говорите, по образу и подобию божьему. Вам дается шанс стать почти богами, а вы еще в детстве теряете все свои божественные задатки. Что такое с вами происходит и почему?
Озеров пустился в воспоминания детства. Действительно, в детстве он мог делать удивительные вещи, например, на спор с места запрыгивать на высокую тумбу в сквере, и некто из сверстников не мог этого повторить. Он мог спрятаться так, что его не видели, даже проходя мимо. А еще… он умел взглядом раскручивать стрелку компаса. Правда, ему не удавалось ни разу повторить этого в присутствии кого-либо еще.
  • Что происходит?, - голос Озерова был серьезен. - То и происходит, что мы, то есть дети, верим взрослым, и когда задаем им вопросы, они отвечают упрощенно, чтобы мы поняли, но на самом деле, после упрощения на словах, и наш реальный мир становится все проще, а ведь этот мир совсем не прост...
Озеров замолчал. Он часто думал о том, что же мешает людям расти, становиться все более могущественными, становиться творцами и победителями. Люди же вырастают в посредственных слабых неудачников, не могущих даже просто обустроить свою жизнь, сделать ее средне-нормальной. Может, и действительно все дело в детстве, в том, что дети теряют каплю за каплей или, лучше сказать, ампер за ампером, подобно разряжающейся батарейке, свою природную энергию, задатки, таланты?
Взлетая на тумбу в парке, маленький Озеров знал, что это полет. Ему бы продолжить полеты, чтобы взлетать все выше и выше, но… “Я могу летать?”, - спросит он однажды у взрослых и услышит ответ: “Нет! Люди не летают!”, и все… Больше полетов не будет! К школе ребенок теряет почти все, данное Богом. В школе…, в армии, в институте, на работе, на заводе, в офисе… Человек теряет все! Все, обладай он чем, стал бы почти богом.
  • Послушай, Пер Гюнт!, - вернулся к беседе Озеров. - А о чем вы разговариваете - ты и дети?
  • Я рассказываю им, как на самом деле устроен мир, - тролль грустно улыбнулся. - Я убеждаю их верить в свои силы, прошу их попробовать что-то, что они могут, но не знают, что могут. Например, летать…
  • Летать?, - Озеров удивился созвучности мыслей. - Как же ты это делаешь?
  • Ну, там в конце участка есть один старый пень, довольно высокий. - Пер Гюнт показал рукой что-то около метра от пола. - Я взлетаю на пень и прошу детей повторить, и ты знаешь, у них получается! Нам уже нужно найти пень повыше...
Озерову пришла в голову догадка. Что-то такое он сейчас поймет. Что-то важное.
  • Так ты умеешь летать?, - глядя прямо в глаза троллю, спросил Озеров. - Покажи!
Пер Гюнт улыбнулся, и Озерову показалось, что он поймал собеседника на лжи, но тролль медленно всплыл над диваном, оставив ноги согнутыми, будто продолжает сидеть. Он поднялся на метр над диваном и остановился. Озеров поначалу удивился увиденному, как чуду, но вдруг вспомнил, что все это сон, и сон, управляемый им.
Ничего такого себе не думая особенного и не напрягаясь, Озеров тоже всплыл над диваном и замер на высоте тролля. Тот улыбался.
  • Я же говорю - ты все еще в детстве!, - констатировал тролль. - Осторожно! Если решил лететь - лети! Помнишь историю, в которой один научил другого ходить по воде. Это же тоже полет! Так вот, стоило второму усомниться...
Озеров рухнул с высоты почти в два метра на пол - успел взлететь под высокий потолок. Упал и, кажется, потерял сознание. Пер Гюнт подлетел к нему и положил руку на лоб Озерову.
  • Ну, слава… Жив!, - облегченно вздохнул тролль и потащил друга в спальню, чтобы уложить в кровать, пока не придет в себя.
Озеров проснулся по будильнику в Айфоне, который установил на семь утра. Голова болела, словно он ударился ей обо что-то. Постанывая и терпя боль, Озеров умылся, согрел кипятку, заварил пакетик зеленого чая, выпил чашку, и боль стала уходить.
Озеров подошел к входной двери, повернул ручку. Так и есть - забыл закрыть и спал с открытой дверью. От двери к озеру по снегу протянулась цепочка следов - маленьких и частых. Удивившись, Озеров вытянулся, чтобы увидеть следы получше, и не заметил, как ноги оторвались от пола. Ему же показалось, что снова закружилась голова, и он пошел лечить головную боль традиционным способом - уселся на диван и включил телевизор. Шла какая-то эзотерическая программа. Рассказывали о левитации. “Вот ведь врут!”, - возмутился Озеров и переключил на программу другого вранья. Новости…


Сергей Александрович Русаков.
28 февраля 2016 года. 
Север.

Комментариев нет:

Отправить комментарий