Автор

Моя фотография

Преподаватель Академии народного хозяйства, писатель, пенсионер...

среда, 9 декабря 2015 г.

Школа несчастных волшебниц (продолжение сказки)


Глава 3-я: Школа несчастных волшебниц, ищущих счастья в заклинаниях и заговорах древних традиций


  • Продолжайте самостоятельно!, - Бобыль вышел из горницы, оставив обучаемых без своего присмотра.
Двенадцать одетых в красные и синие сарафаны женщин не менее рьяно, чем при учителе, продолжили упражнения. Разбившись на красно-синие пары, стоя друг перед другом, они по очереди произносили заклинания, внешне похожие на обычные разговорные фразы.
  • Как дела на работе?, - говорила одна, подкрепляя слова особой мыслеформой.
  • Я скучала и ждала тебя целый день, дорогой!, - в свою очередь, говорила другая.
Марфе, которая здесь звалась Купавой, подобные фразы давались с трудом - уж больно от них отдает “Домостроем”, но учитель знает, чему учить.
Марфа попала в “Школу волшебниц” случайно и была очень этому рада. Казалось бы, чем дольше семейная жизнь, тем крепче отношения и лучше взаимопонимание супругов. Однако в бочку меда любви все чаще стали попадать ложки дегтя взаимных упреков, недовольства друг другом, обоюдного желания побыть в одиночестве.
Марфа стала подозревать, что Мизгирев разлюбил ее, а может, что еще страшнее, полюбил другую. Она гнала от себя тревожные мысли, но давалось  это ей нелегко. Перед глазами вставали картины примеров, когда пятидесятилетние мужья уходят от сверстниц, чтобы начать новую жизнь с молодой женой.
В учебной группе таких ровно половина. Они носят синие сарафаны и пришли в “Школу волшебниц”, чтобы научиться колдовству возвращения ушедших мужей. На Марфе и еще пятерых ученицах красные сарафаны. Их задача - научиться сохранять и укреплять семью, возрождать любовь с мужем.
В одной с Марфой подгруппе занимается ее школьная подруга под учебным именем “Иволга”. Такая же или почти такая же история. Муж охладел к ней, да, кажется, и вообще ко всему. Именно от Иволги и узнала Марфа о “Школе волшебниц”. Как-то раз на посиделках в кафе, которые две подруги устраивали всякий раз, когда Марфа приезжала из Москвы в Рязань, за кофе, сигаретой и разговорами Иволга то ли проговорилась, то ли решилась раскрыть тайну.
В известном на всю Рязань салоне красоты затеяли фотографировать клиенток с только что сделанными прическами. Для этого владельцы салона - Виктор и Василиса оборудовали специальную фотостудию и наняли фотографа.
  • Ты не поверишь! Знаешь, кто этот фотограф?, - подруга сделала интригующую паузу, и насладившись моментом, раскрыла секрет. - Бобыль! Наш с тобой одноклассник Бобылев.
Иволга замолчала, чтобы утолиться удивлением подруги, и неспроста. В юности между Марфой и Бобылевым был роман, и все прочили традиционное завершение романа свадьбой. Она же находила Бобылева слишком скучным и неромантичным. Правда, мама Бобылева работала в торговле, а Марфа была довольно прагматичной, если не сказать - меркантильной.
И тут в размеренное течение неизбежного ворвался Мизгирев. Бесшабашный пьяница, гитарист и певец “подъездных” песен “про любовь”. Шутник, балагур и острый язык, Мизгирев радикально контрастировал с Бобылевым. По началу, Мизгирев, кажется, не обратил внимания на Марфу - был в стельку пьян, а дело было на одной молодежной вечеринке. Однако протрезвев в танцах, он пригласил Марфу на медленный танец, да так и не отходил от нее, не давал танцевать с другими. Влюбился!
А дальше два года любви и любовных страданий. Романтика! Что же до Бобылева, то он уступил Марфу, вернее, вынужден был уступить после “мужского разговора” с Мизгиревым. По природе будучи однолюбом, ни в кого больше не влюбился, оставшись один, буквально, бобылем. Его жалели, пытались познакомить с подходящими девушками и женщинами, но… Однолюб есть однолюб. А потом он и вовсе пропал из виду одноклассников, и никто его не вспоминал.
  • Ты представляешь?!, - продолжала делиться тайной Иволга. - Бобылев оказался не просто фотографом и не спроста появился в салоне красоты со своим фотоаппаратом. Держись, чтобы не упасть! Бобылев - волшебник. Самый настоящий!
Марфа, похоже, не приняла слов подруги буквально и ждала продолжения рассказа, пытаясь угадать, в чем же Бобылев волшебник. Говорят же о мастерах: “Волшебно делает прически!” или “Волшебно делает массаж!” или “Волшебно фотографирует!”?
  • Бобылев - самый настоящий волшебник. Он может переместить человека из своей фотостудии в волшебный мир - параллельную реальность, - Иволга возбужденно блестела глазами.
Подруга Марфы славилась своими увлечениями эзотерикой, мантрами, аурами и прочим таким. Потому Марфа сохранила скепсис к фантазиям Иволги.
  • Только представь!, - с воодушевлением продолжала она. - Бобылев наводит на тебя объектив фотоаппарата. Щелчок! Вспышка! И вот ты уже в Берендеевом царстве. Поэтому нужно заранее переодеться в подходящие костюмы той эпохи, ну, или той… сказки.
Марфа не знала, как относиться к тому, что слышит: посчитать шуткой, розыгрышем или пожалеть подругу, но та, нисколько не смущаясь продолжала:
  • Бобылев - он такой затейник! В своем доме в Берендеевом царстве он открыл “Школу волшебниц”. Помогает женщинам построить свое семейное счастье, учит женскому волшебству - заговорам и заклинаниям. Ты не представляешь, скольким женщинам он уже помог!, - Иволга замолчала, переводя дух и пытаясь понять, верит ли ей Марфа. - Сейчас как раз новый набор в школу, и не хватает всего одной, двенадцатой, красной ученицы. Я-то уже по второму кругу записалась… А знаешь? Поехали! Прямо сейчас! Он тебя примет. Ведь… Вы же…
Иволга замолчала.
  • Что-то странно все это как-то…, - Марфа была растеряна.
Нахлынули воспоминания юности. Чего греха таить - Бобылева она вспоминала время от времени. Особенно, когда в отношениях с Мизгиревым коса находила на камень. Любимое занятие женщин - сравнивать, да еще мечтать, представлять свою судьбу в разных вариантах, с разными спутниками жизни. “Принц на белом коне!” - любимый женский мечтательный сериал.
Конечно, увидеть Бобылева, особенно при таких необычных обстоятельствах его судьбы, было бы интересно. Все-таки, не чужие люди. Марфа решилась. Вызвали такси и приехали в салон красоты “Виктор и Василиса Берендеевы”. Навстречу знакомым клиентам вышел Виктор. Расцеловались, поулыбались, обменялись любезностями.
  • Мы к фотографу!, - Иволга состроила загадочную гримаску.
Виктор кивнул и вернулся в зал, где кипела предпраздничная парикмахерская страда и состриженные волосы клиенток падали на пол, как новогодний снег.
Подруги прошли в конец коридора и остановились перед дверью с табличкой “Фотостудия”. Иволга проскользнула за дверь, оставив Марфу снаружи. Наверное, чтобы поговорить и договориться с фотографом о новой ученице. Через несколько минут дверь распахнулась, и широким жестом Иволга дала подруге команду войти.
Марфа сразу узнала Бобылева - высокий, плотный, даже бочкообразный и… какой-то благообразный. На нем был серо-черный халат или что-то вроде длинного, до пола пальто. Но самое необычное - длинная и широкая седая борода.
Бобылев смотрел на Марфу и молчал. Марфа смутилась. Что делать в такой ситуации? По-дружески обняться? Поздороваться? Пошутить как-нибудь? Это ведь уже не только одноклассник и прошлая любовь. Это какой-то там волшебник и учитель. Да и сколько времени прошло со времен их молодости… Бобылев кивнул головой, и было не понятно, что это значит.
Он подошел к фотоаппарату на треноге и стал что-то настраивать. За спиной Бобылева у вешалки с какой-то одеждой на плечиках, нисколько не стесняясь присутствующих, Иволга разоблачилась от зимней одежды и переоделась в сарафан.
  • Давай-давай! Надевай сарафан! Наш цвет - красный!, - командовала подруга Марфе.
Закончив переодевание, Иволга порхнула к бутафорскому фасаду бревенчатой стены с окошком, и кокетливо захлопала глазками в объектив. Щелчок фотоаппарата, вспышка и… Иволга осталась на месте, никуда не делась, не испарилась. Это удивило Марфу. А как же перемещение в параллельный мир?
Иволга порхнула за дверь, бросив на ходу:
  • Догоняй!
Марфа топталась в нерешительности. Бобылев, стоящий к ней спиной, смущал ее.
  • Переодевайся!, - наконец-то, Марфа услышала его голос - знакомый и какой-то другой, густой и глубокий.
Марфа торопливо, отвернувшись и озираясь на Бобылева, переоделась в красный сарафан. Робкими шажками вышла к бревенчатой декорации. Бобылев смотрел на нее, улыбаясь.

  • Ну, здравствуй! Добро пожаловать в сказку!, - и он нажал на кнопку фотоаппарата…

Сергей Александрович Русаков.
9 декабря 2015 года.
Новая Москва.

Комментариев нет:

Отправить комментарий