Автор

Моя фотография

Преподаватель Академии народного хозяйства, писатель, пенсионер...

среда, 10 сентября 2014 г.

1-я мистическая история: Аэропорт - это портал между мирами

На самом-то деле, в мире целое множество миров, и люди даже не замечают, переходя из одного в другой. Правда, не все границы миров преодолимы человеком. Вернее, не каждым. 
Строгий вид пограничника смутил Степана Андреевича. «Может, встать в очередь к другому, с лицом подобрее?», - подумал он, беспокойно оглядывая вобщем-то одинаковых, как близнецы, погранконтролеров. 
Повод для беспокойства был. Как-то раз Степан Андреевич заглянул куда-то в Интернете, чтобы узнать свою налоговую историю, и ужаснулся. Лет двадцать назад у него был старенький автомобиль, который он оставил на запчасти соседям, переезжая из глубинки в столицу. И вот оказывается, все это время исправно рос долг неоплаченного дорожного налога.
Степан Андреевич наслушался страшных историй, в которых должников с позором и злорадством не выпускали за границу, а летел он именно туда. Такое с ним теперь случалось. Пенсия, и можно путешествовать. Сегодня он вылетал в Грецию. 
Под строгим взглядом пограничника, означавшего всего лишь «Следующий!», Степан Андреевич ссутулился, словно прячась, сделал шаг назад и наткнулся на колесо детской коляски. Засуетившись, размахивая руками и даже от чего-то вспотев, Степан Андреевич настойчиво пропустил вперед себя семью из молодых мамы, папы и ребенка в коляске, который тоже, казалось, посмотрел строго. 
Облегчение длилось недолго и Степан Андреевич, мысленно перекрестясь, шагнул к окошку кабинки пограничного контроля. 
Прапорщик буравил взглядом напряженно-растерянное лицо пассажира. Потом он почему-то хмыкнул, и сердце Степана Андреевича сжалось. Белобрысый прапорщик что-то прочитал на своем компьютере и вдруг, улыбнувшись, с размаху поставил штамп в загранпаспорте. На ватных ногах Степан Андреевич засеменил по конвейеру предполетной проверки. 

Аэропорт - это особое место. Знающие люди называют такие места порталами - переходами между мирами. Шутка ли: вот только что опирался ногами о землю, а вот уже не касаешься. В аэропорту люди перемещаются из мира в мир, как через шлюзы. А может, это похоже на фильтры. Говорят, что такие перемещения удаются не всем, и есть опасность выйти из одного мира, но не войти в другой. 

Только, было, волнение Степана Андреевича стало спадать после прохода через череду фильтров аэропорта, как новая напасть, взволновавшая его еще больше. Ну, неужели никто не замечает этого ужаса? 
С периодичностью в пять минут женский голос репродукторов объявляет о поиске двух-трех пассажиров, опаздывающих на посадку. Объявления повторяются, а потом звучат новые - чтобы эти люди забрали свой багаж, и получается, что самолеты улетают без них. 
Вот так и пропадают без вести! А вдруг, в место выдачи багажа опоздавшие так и не приходят? И все это так спокойненько, как будто ничего не происходит. 
Теперь Степан Андреевич мысленно ругал  недобросовестного прапорщика, который должен был уличить злостного неплательщика налогов в  задолженности и оставить его на земле. Но тот, гад, поулыбался, видимо, зная из своего компьютера о судьбе Степана Андреевича пропасть  аэропорту, пропустил его в аномальную зону, не взирая на инструкции. 
Вжавшись в кресло в зале ожидания стерильной зоны (Слово-то какое!), Степан Андреевич, испуганно озирался, силясь увидеть, не исчезают ли люди, испаряясь или растворяясь в воздухе среди других. Однако ничего такого не происходило, и все же он что-то чувствовал, и это чувство нарастало. Степан Андреевич всегда доверял своей чувствительности. Она была с ним с детства, а известно, что дети могут видеть то, что недоступно взрослым. 
Перед Степаном Андреевичем остановилась и внимательно рассматривала его маленькая девочка, лет трех. Она склоняла голову то на одну сторону, то на другую, будто перед ней была какая-то диковинка. Это еще больше напугало Степана Андреевича, и он стал осматривать и ощупывать себя - не испаряется ли. 
Девочка же, распахнув глаза, как от ошеломления, отбежала к родителям, и показывая в сторону Степана Андреевича пальцем, пыталась отвлечь их от разговора. 
Ну, вот - это произошло и с ним. Степан Андреевич попал в параллельный мир, в котором он видел людей, а они его нет. Наверное, только девочка его видела, потому что она озабоченно посматривала в его сторону. 
О ужас! Степан Андреевич услышал свою фамилию, свой рейс и что он опаздывает на посадку, но не смог сдвинуться с места. Он попытался поднести руки к лицу, но и этого не получилось, вернее он не увидел своих рук, до этого лежавших на подлокотниках. Он растворился! Его больше нет!...
Однако он все же продолжал видеть всех вокруг себя. Осталась последняя надежда, пока не исчезла и эта его последняя способность. 
Девочка!
- Девочка!, - позвал он жалобным голосом. Девочка оторвалась от игры и повернула голову к нему. 
Появилась надежда - как соломинка для утопающего. - Девочка! Помоги мне! Спаси меня!, - кричал Степан Андреевич, но  уже не слышал своего голоса. 
Девочка деловито подошла и осмотрела его с ног до головы, как пациента. Степан Андреевич попытался объяснить, что с ним произошло то же, что и с другими пропавшими пассажирами - он пропал. Но голос у него окончательно иссяк - от него самого не осталось почти ничего. 
И все же, девочка продолжала видеть его. Она стояла рядом и смотрела ему в глаза. Если она видела его глаза, то Степан Андреевич изо всех сил постарался посмотреть на девочку с мольбой. По-настоящему последняя надежда...
Последняя. Девочка опустила взгляд в пол, повернулась и медленно пошла обратно. 
«Все!», - успел напоследок подумать Степан Андреевич или то, что от него осталось. 
Угасающее сознание увидело расплывающееся пятно того, что недавно было девочкой - его надеждой на спасение. Пятно-девочка наплывало, увеличиваясь в размерах, заполнило все пространство... а черт его знает, пространство чего. 
Яркая, ослепительная вспышка, в миллионы раз ярче Солнца, и... Степан Андреевич увидел свет. 
Увидел мир.
Увидел перед собой девочку. 
Странно, но вокруг были люди, и двое из них - родители девочки - бежали к ней, потому что она собиралась для надежности треснуть странного дядьку еще раз по лбу, как дубинкой, сложенным автоматическим зонтиком. 
Степан Андреевич услышал голос с небес - диктор просил его пройти на борт самолета. 
Тайна пассажиров, пропадающих в аэропортах, оказалась простой. Или только показалась простой. Кто его знает. 

Каждый аэропорт - это портал.

9 сентября 2014 года
(борт самолета)



Комментариев нет:

Отправить комментарий