Автор

Моя фотография

Преподаватель Академии народного хозяйства, писатель, пенсионер...

пятница, 13 декабря 2013 г.

Инженер Новогодней Магии. Глава 13-я...

(научно-фантастический роман-сказка)

Глава 13-я, в которой раскрыт, а может, и только приоткрыт секрет магии алкоголя

   Никто не знает, зачем людям нужен алкоголь. Разумеется, отыщется масса бытовых версий, но бытовое редко бывает верным. Сорок процентов населения планеты, в той или иной степени, связаны с алкоголем навечно - пьют. Сорок - это слишком много для правил статистики. Да и территориальная интерполяция неоднородна. Чего стоит открытие антропологов, что только у северных белых мужчин печень вырабатывает фермент «алкогольдигидрогеназа», расщепляющий алкоголь. 
   Животная природа человека никак не предполагала соприкосновение с алкоголем. Даже версия о забродивших фруктах оказалась несостоятельной. А вот наркотики давно и прочно вписались в практики животных. Вызывая эндорфиновые всплески, аналогичные   тем, что происходят при утолении голода, растительные наркотики давали время и шанс найти еду, придавали сил и энергии. Человек с его табаком, насваем, чаем, кофе, коноплей - вовсе не первооткрыватель. Вспомните пьяных от валерианы домашних котов.
   Если вспомнить, что в одной из версий человеческая цивилизация начиналась на Севере, то исследование роли алкоголя в истории людей может принять любопытное направление. Стоит только опереться на необычную природу человека и соединить ее с необычными эффектами алкоголя, как может открыться весьма и весьма занятная картина. Он зачем-то нужен человеку - алкоголь. Однако не всем людям. Не каждому и не каждой. 
   Вспомним извечную заботу человека - преодолевать наследие своей животной природы, захватывать под ручное управление инстинкты и рефлексы, по капле выдавливать из себя зверя. Алкоголь, как и растительные наркотики, вызывает эндорфиновую эйфорию, и это позволяет справляться с чувством голода. Алкогольная эйфория делает людей бесстрашными, ослабляя инстинкт самосохранения. Так личность получает от алкоголя помощь в преодолении животной природы. 
   «Как он это делает?», - хочется спросить у алкоголя. Элементарно. Алкоголь растворяет адреналины - катализаторы ускорения двигательной активности, усиливающие проводимость нервных волокон. Испокон веков, которые исчисляются миллионами лет жизни животных, адреналины спасали от опасностей тех, кто должен был убегать от опасных хищных собратьев, и догонять убегающих, чтобы не остаться без еды. Однако только при первом приближении может показаться, что адреналины - это благо. Не для человека. 
   Всякая опасная ситуация, всякий страх и всякая боль оставляют неизгладимые химические следы запрета на повторение действий, приведших к опасности, страху и боли. Даже для животных - это не всегда благо, хотя Природа и заложила в адреналиновые запреты всю свою заботу о живом. Вспомните волков, которых охотники загоняют «на номера» обычными красными лоскутами, развешенными на веревках между деревьями. Страх огня и лесных пожаров, воспроизводимый красными тряпками, ведет волков на погибель. 
   Человек же остро нуждается в протесте и противодействии своей животной природе - страху, опасности, боли, блокирующей любую активность и в некоторых случаях даже убивающую. Кто знает, тот не удивляется странному предмету, примотанному к прикладу автомата Калашникова резиновым медицинским жгутом. Это одноразовый шприц-тюбик с морфием, который раненый боец должен успеть ввести себе в ногу, например, оставшуюся, чтобы не умереть от болевого шока и перетянуть жгутом остатки другой ноги. 
   Война, как зона смертельной опасности, дает много откровений о человеке, в том числе и об отношениях человека и алкоголя. Удивительная способность алкоголя растворять адреналины используется как банальное, но очень эффективное обезболивающее средство. До изобретения хлороформа для наркоза перед операцией пациентов напаивали водкой. Исторические фронтовые «сто грамм для храбрости» - решали и задачу упреждающего обезболивания в случае ранения, и снижали уровень страха перед возможной смертью. Нет адреналинов - нет страха. 
   Так алкоголь делал человека бесстрашным. Так алкоголь рушил препятствия в преодолении человеком своего животного естества. Так алкоголь делал человека человеком. Однако польза алкоголя распространяется дальше, чем только в область преодоления боли. Особый тип боли - душевная боль, начинает с некоторого рубежа развития личности быть настолько сильной, что без алкоголя не справиться с ней. 
   Экзистенциальные потуги, начиная от попыток поиска смысла жизни до понимания несправедливости в этом мире, могут быть необычайно сильным стрессовым фактором. Чем более понятным становится устройство мира, тем больше боли во вновь открывающемся знании. Царь Соломон верно сказал об этом: «Во многия знания - многия печали!». А еще один великий мыслитель - Омар Хайам говорил так о смысле жизни: «Как там в мире ином?», - я спросил старика, утешаясь вином в уголке погребка. «Пей!», - ответил, - «Дорога туда далека. Из ушедших никто не вернулся пока». 
   Список спасающих душу алкоголем может оказаться слишком длинным, и в этом списке будут собраны те, кто определенно может быть признан цветом и образцом человека. Уже одно только того достаточно, что, спасая душу, эти великие люди подвергали себя риску смерти тела, что, собственно, и происходит в подобных случаях - за все нужно платить. Выбор алкоголя, как способа отношений с жизнью, - это, скорее, не слабость человека, а просто выбор. Сильный выбор. Выбор сильных. 
   Кстати о силе. Освобождая от целого ряда зависимостей, алкоголь делает личность сильнее. Это служит еще одной причиной привлекательности алкоголя. Ради силы, ради силы личности, ради все большей причинности над непокорным миром человек готов на все, и алкоголь не самая дорогая плата за это. 
   Пробегая по коридорам заводоуправления в светящемся варианте Московской фабрики елочных игрушек, Степан Андреевич вновь встретил Сергея из отдела продаж, и уже не удивился, что тот видит его. Сергея пошатывало. Он, конечно же, уже где-то приложился к бутылке. Нимб Сергея сиял белым светом самоактуализированных. Вложенного во внешний нимб базовой личности нимба алкогольного дублера не было видно из-за сияния. 
Сергей остановился напротив Степана Андреевича, оглядел его вокруг головы и начал разговор.
- Чего посверкиваешь, Андреич? Заботы одолели? Боишься - как бы чего не вышло перед новым годом? Не боись!, - Сергея шатнуло. 
- Обычные предновогодние заботы инженера по технике безопасности, Сергей!, - вполне дружелюбно ответил Степан Андреевич собрату. 
- Все ли учел-предусмотрел твой недюжинный ум? Всех опасных охватил? Про меня не забыл?, - в этот момент Сергей уже вовсе не казался пьяным. От него веяло силой и опасностью силы. 
- Про тебя не забыл, - насторожился Степан Андреевич. 
- А давай пари, Андреич, - взгляд Сергея стал пронзительным. - Давай на спор, что ты не все учел, и случится такое, от чего тебе мало не покажется, - это звучало определенно, как угроза. 
- Что ты имеешь ввиду?, - в голосе Степана Андреевич звучала тревога. 
- То, что ты не семи пядей во лбу, и всего знать не можешь - ни о людях, ни о системах, ни обо мне, - взгляд Сергея потускнел поволокой, его снова шатнуло, он оперся на плечо Степана Андреевича, обошел его и пошел, шатаясь, по коридору заводоуправления. За ним по полу, как шлейф или как мантия короля или как толпа за гробом на похоронах катились прозрачные темные шарики. 
Похоже, у Степана Андреевича появилась новая проблема. 

Перед новым годом хорошо бы без проблем. Особенно без таких...


Комментариев нет:

Отправить комментарий