Автор

Моя фотография

Преподаватель Академии народного хозяйства, писатель, пенсионер...

среда, 25 декабря 2013 г.

Инженер Новогодней Магии. Глава 24-я...

(научно-фантастический роман-сказка)

Глава 24-я, в которой раскрывается секрет новогодней традиции отдавать долги, а главный герой приступает к завершению незавершенного

   Новый год - это всегда новогодние приметы и новогодние традиции, и они тесно связаны. Одна из повсеместно известных примет - если кто-то кому-то что-то должен на излете старого года, то эти долги могут перейти в новый год и обязательно умножатся. Из этого поверья следует традиция вернуть долги до наступления нового года. 
   С одной стороны, может показаться, что новогодний рубеж - чистая условность, и пожалуй, так оно и есть, но с другой стороны, если огромное число людей считает, что новый год - это граница, через которую нельзя переходить с контрабандой долгов, то так оно и будет. Эффект умножения прошлогоднего долга в новом году станет явью даже для тех, кто в это не верит. Таков феномен сложения силы тяги к одной и той же цели большого числа людей. Такова магия массового сознания. 
   Магия магией, но с чего, с какой стати люди так относятся к долгам и вообще к незавершенным делам? Ведь все живут в долг и кредиты - и простые обыватели, и бизнесмены, и правительства. Удивительно, но стало всеобщей практикой одалживать и не возвращать, копить хлам использованных и уже ненужных вещей, бросать начатое, оставляя об этом памятники долгостороя. Почему мы делаем это и страдаем от того, что это делаем?
   Для ответа на этот важный вопрос придется вспомнить мнение о том, что человек - это образ и подобие божие. И Создатель и человек - создают. И Творец и человек творят. Человек - созидатель, творец, первооткрыватель и первооснователь. Тот о ком говорят «творческая личность» просто умеет творить лучше других и потому более подобен образу и подобию. 
   Создание и творение - работа особенная. Сначала нужно взять разные части и соединить их между собой, а затем связать их. Лучшая связь - обмен между частями. О человеке говорят, что он тем более здоров, чем лучше у него обен веществ. Обмен дает жизнь созданному. 
   Вот школьник после уроков в радиолюбительском кружке собирает из транзисторов, диодов и конденсаторов радиоприемник. Вот он соединил детали, спаивая их между собой паяльником. Вот он подключил собранное к батарейке, и начался обмен между деталями. Побежали туда-сюда электроны. Радиоприемник ожил. Из динамика льется жизнерадостная песенка о елочке, которую посчитали замерзающей в лесу, убили топором, чтобы нарядить ее труп игрушками и плясать вокруг ритуальные хороводы, доставшиеся нам из каннибалического прошлого... Ладно. Это уже о другом. 
   Созданное, например, радиоприемник, нужно поддерживать, чтобы продлить существование и функционирование. Школьник меняет севшие батарейки и перегоревшие транзисторы, чтобы по утрам слушать «Пионерскую зорьку». Этот этап созидательной деятельности проще этапа создания, но он может оказаться утомительным и надоесть. Школьник не сменит в очередной раз батарейку, потому что родители купили большой ламповый приемник «Рекорд» с чистым звуком. 
   Транзисторной мыльнице больше не жить. Школьнику это тоже понятно, но он оставляет ее труп незахороненным, а цикл создания незавершенным. Все, что создано, должно быть уничтожено, разрушено, иначе... В голове мальчика так и будет крутиться мысль, что у него есть радиоприемник, и если что...
   Вот так возникает незавершенный цикл создания. Сначала что-то создается, потом поддерживается, а затем должно быть разрушено. Однако последний, и определенно важный этап оказывается невыполненным. 
   Бывшие супруги продолжают встречаться, и (О ужас!) между ними все еще случается плотская любовь. Взрослая женщина играет в куклу Барби и покупает ей новые наряды для свидания с Кеном. Завершившая проект проектная группа продолжает работу над проектом, встречаясь для обсуждения рабочих вопросов. Ветераны вспоминают войну, коммунисты - компартию. Одноклассники собираются на вечера встречи и в одноименной социальной сети. 
   Может, в этом и нет ничего плохого. Пусть бы себе. Однако... Каждый незавершенный цикл жив. Он продолжает жить и отвлекать на себя внимание, стоять в ряду при выборе варианта решения, а также расходовать на свою незавершенную работу энергию. Ладно еще, когда таких незавершенок немного, но когда с годами жизни их накапливается больше, чем микрофлоры в организме, приходится тратить на этих паразитов все больше и больше сил, теряя жизненную  энергию настолько, что простые дела уже не под силу. 
   Такое происходит, например, со старыми обидами, и выражение «Осадочек остался!» означает, что обидная незавершенка продолжает жить и высасывать силы, обесточивая обиженного годы назад человека. Достаточно вспомнить рядовой случай, когда кто-то неосторожно подрезал на дороге твой автомобиль на своем, вы обменялись словами и жестами. Своя часть диалога будет всегда казаться неудачной и будет переигрываться в уме, как заевшая грампластинка, повторяясь раз за разом. И вот сидя за рулем, и проезжая по этому участку дороги, вдруг нахлынут воспоминания, настроение ухудшится, вновь заведет до нервов, адреналины по-настоящему хлынут в кровь, как тогда, и ты уже не здесь и сейчас, а там и тогда. «Бац!» - ты врезался в чужую машину в этом мире, находясь в виртуальном. Запаса адреналина хватит, чтобы биться с несчастным водителем не на жизнь, а на смерть. 
   Вот так! И потому нужно искать незавершенные дела и завершать. Помириться, разобраться в отношениях, отдать или объявить об отказе отдавать долг, выполнить обещание или отказаться, сломать, порвать,  уничтожить, сжечь, выбросить на свалку. 
   Так что новогодняя традиция не тянуть с собой в новый год все свои незавершенки - это хорошая и полезная традиция. Просто посидеть, подумать, вспомнить, записать, принять решение и действовать, разрушая, чтобы завершить цикл создания. 
   Степан Андреевич испытывал странное ощущение, что в мире что-то радикально переменилось, и он был тому причиной. Самое страшное, что могло произойти, да и в некотором смысле произошло, уже не произойдет. Он был в этом твердо уверен. Однако остались незавершенные дела: учебный пожар, интриги заместителей генерального, воришка на складе, Эльвира и Христофор, предстоящее общее собрание и намеченная на конец декабря корпоративная вечеринка. Дел много, и их надо завершить до нового года - такова традиция, таково правило. 


- А ну, стой гад!, - к Степану Андреевичу летел, как паровоз на всех парах, Петров. - Я тебя сейчас порву, как грелку. 
   «Вот еще одна незавершенка», - с улыбкой подумал Степан Андреевич. В прошлый раз, когда было не до него, Петров просто был отправлен в нокаут. Теперь настала очередь ответного хода Петрова. Он летел, не тормозя, на Степана Андреевича. 


- Петров! Слава богу! Ты в порядке! А я-то как испугался за тебя, когда ты в обморок упал, - Степан Андреевич шагнул навстречу Петрову, обнял его, обездвиживая руки и легонько придавливая сонные артерии на его шее. Петров обмяк. Стеан Андреевич отпустил его, но продолжал держать за руки, осматривая Петрова. 
- Ты чего?, - растерянно спросил Петров. 
- Ты, видать, не помнишь. Головой-то сильно ударился, - с явным сочувствием сообщил ему Степан Андреевич. - Я, значит, иду по коридору. Ты стоишь у двери твоего начальника, и тебя трясет. Думаю - «Заболел!», и точно. Ты крикнул «Козел!» и упал в обморок. Я побежал за медсестрой Мариванной, а когда мы вернулись, тебя уже не было. Как ты? Как самочувствие? Голова не болит? Пойдем со мной, я тебе успокоительное дам. 
   Петров в замешательстве, уйдя в себя и силясь вспомнить, что же и ним произошло, поплелся за Степаном Андреевичем в кабинет инженера по технике безопасности Московской фабрики елочных игрушек. В кабинете Степан Андреевич заботливо усадил Петрова на стул, открыл сейф, налил из недопитой бутылки половину граненого стакана коньяка, и протянул Петрову. 


- Выпей! Это особый армянский бальзам. Это тебе поможет, - внушал Степан Андреевич. 
   Петров выпил. Он ушел в себя и оставался. Там. Степан Андреевич поднял его за локоть, подвел к дивану и уложил на него. 


- Отдохни! Сейчас все пройдет, - Степан Андреевич был искренне заботлив. Он укрыл Петрова пледом и вышел из кабинета. 
- Степан Андреевич применил лишь один из шести приемов для конфликтных ситуаций, известных ему. Не лучший, но сработало. Придется возвращаться к этой проблеме вновь, чтобы обесточить конфликт начальника отдела Иванова и его подчиненного Петрова до завершения цикла. 

   Нужно много успеть до нового года. 


Комментариев нет:

Отправить комментарий