Автор

Моя фотография

Преподаватель Академии народного хозяйства, писатель, пенсионер...

воскресенье, 29 декабря 2013 г.

Инженер Новогодней Магии. Глава 27-я...

(научно-фантастический роман-сказка)

Глава 27-я, в которой раскрыты секреты механизмов корпоративной вечеринки, движущейся по часовой стрелке, а главный герой уступает место другу, соединившему влюбленные сердца

   Сообщества людей - социальные системы - не существуют постоянно, непрерывно. Всякий раз, когда любимые расстаются, их союз распадается, чтобы воссоздаться вновь при встрече. Какой-нибудь офисный отдел, если его сотрудники сидят по кабинетам на немецкий манер, на это время перестает быть системой и вновь становится ей на время совещания. Только на время живого соединения людей воедино возрождаются социальные системы. Не  напрасно офисные отделы часто устраиваются на американский манер, когда все сотрудники сидят в одном большом зале. 
   Производительность любой организации зависит от того, насколько она система, то есть, насколько сотрудники связаны между собой. Максимальная связь достигается именно во время общего сбора, при условии, если люди не просто собрались, а энергично влияют друг на друга, например, обмениваются информацией. Даже если просто толкают друг друга в толпе, может возникнуть особый случай состояния системы - «эффект толпы», и толпа, сливаясь в одно целое, становится похожей на простейшее животное. 
   Жаль, что в условиях максимального обмена информацией не всегда возможна работа. Одно дело митинговать, другое - стоять у станка. Но вот поиск решения проблемы или генерация идей лучше удаются на особого типа совещаниях - тематических, творческих, а также называемых «мозговыми штурмами». 
   Для любого совместного труда необходимы взаимные зависимости, которые и называются связями, а они-то и укрепляют систему. Такие полезные зависимости возникают не только на собраниях, совещаниях и мозговых штурмах. Командообразующие игры «тимбилдинги», совместное курение в курилках и распитие спиртных напитков в подсобках укрепляют связи также эффективно. Особый случай укрепления связей в организации - корпоративная вечеринка. 
   Прежде, чем мысль польется в этом интересном направлении, следует сообщить об одной малоизвестной особенности социальных систем. Всякая система, чем больше в ней элементов и крепче ее связи, все более в своем поведении напоминает живое существо. Это не шутка. Какие уж тут шутки, если это животное хочет жить и наслаждаться жизнью, собирая людей вместе и заставляя их активно взаимодействовать, обмениваться информацией, даже ругаться, чтобы пожить короткий век отпущенного времени корпоративной вечеринки. Живая система сводит людей, сталкивает лбами, ссорит между собой, влюбляет, сдруживает - делает с людьми и из людей все, что ей на потребу. То есть, корпоративная вечеринка легко управляет приглашенными на нее людьми. 
   Сами же участники и участницы искренне считают, что действуют по собственной воле. Карьеристы ищут случая попасть на глаза лицам, принимающим решение об их карьере, а если повезет, то карьеристы воспользуются случаем и попытаются произвести на этих лиц нужное впечатление, а то и завязать полезное знакомство. 
   Ловеласы отлавливают одиноких дам для продолжения банкета после его завершения, не гнушаясь и замужними, но слабыми на супружескую верность чьими-то женами. Обычные работники и работницы, смыв страх перед начальством алкоголем, идут обниматься и брататься с руксоставом, балдея от сокращения дистанции и временного моратория на рабство. 
   Неробкого десятка мужички и бабенки купаются в лучах корпоративной славы, участвуя в веселых дурацких конкурсах, а то и просто выписывая невообразимые па и коленца в массовых танцах. Растущие, если и попадают на корпоративную вечеринку, то стоят отдельно по одному, презирают толпу и морщатся от пьяных выходок и закидонов сослуживцев. 
   Высшее руководство, расположившись особняком, твердо держит дистанцию с персоналом, зная, что весь этот балаган скоро закончится и не скоро повторится. Самоактуализированные наблюдают людей, открывая новое и в ком-то конкретном, и в людях вообще, а заодно и присматривают за порядком в особом смысле этих слов. 
   Захватив из книжного ларька «Все по 10!» очередную книжку, как зачерпнув пригоршней свежей воды из ручья, инженер по технике безопасности Московской фабрики елочных игрушек Степан Андреевич не без удовольствия узнал от автора кое-что необычное о корпоративных вечеринках, балах и светских раутах. 

   «Современную жизнь нельзя вообразить без приема. От него зависят международные, научные и индустриальные конгрессы. Как известно, если хотя бы раз не устроить прием, конгресс работать не сможет. До сих пор наука почти не занималась ни функциями, ни возможным использованием этого установления. Пора наверстать упущенное.
   Чего мы, строго говоря, хотим, приглашая сразу так много гостей? Ответов на этот вопрос немало, так как один и тот же прием может служить разным целям. Возьмем наудачу одну из граней проблемы и посмотрим, насколько ускоряется и совершенствуется ее исследование с применением научных методов. Скажем, надо определить, кто из гостей важнее. Официальный их статус и вес нам известны. Но истинная их ценность не связана со службой. Сплошь и рядом самые важные люди занимают не такое уж высокое положение. Влияние их обнаружится лишь к концу конференции. А как бы хорошо знать его сразу, сначала! Этому и поможет прием, назначаемый, как правило, на вечер второго дня.
   Для простоты исследования примем, что: 1) пространство, занятое гостями, находится на одном уровне и вход туда один; 2) в приглашениях сказано, что прием длится два часа, а на самом деле – два часа двадцать минут; 3) напитки разносят или передают из рук в руки (при наличии бара исследование много трудней). Как определить при всех этих данных действительное, а не официальное значение гостей?
   Мы знаем ряд фактов, необходимых для создания нашей теории. Прежде всего нам известно направление потока. Прибывших гостей относит к левой стене. Эта тенденция имеет интересное (отчасти биологическое) объяснение. Сердце, по-видимому, расположено слева. Поэтому в старину воины прикрывали щитом левую часть груди, а оружие соответственно держали в правой руке. Сражались тогда мечом, носили его в ножнах. Если меч в правой руке, ножны – слева; а если ножны слева, невозможно влезть на лошадь справа, разве что вам надо сесть лицом к хвосту. Садясь же слева, вы, естественно, захотите, чтобы конь ваш стоял по левой стороне дороги и вы видели, влезая, что творится впереди. Таким образом, левостороннее движение сообразно природе, а правостороннее (принятое в некоторых отсталых странах) противоречит глубочайшим человеческим инстинктам. Когда не навязывают правил движения, вас непременно отнесет влево.
   Кроме того, нам известно, что человек предпочитает стены помещения его середине. Посмотрите, например, как заполняется ресторан. Сперва занимают столики у левой стены, потом в конце зала, потом справа, а потом, с большим скрипом, в центре. Неприязнь к центру столь сильна, что администрация, не надеясь его заполнить, иногда не ставит там столиков вообще, создавая, таким образом, место для танцев.
   Конечно, этот навык можно перешибить каким-нибудь внешним фактором, например видом на водопад, собор или снежную вершину в глубине зала. Но если ничего этого нет, ресторан неукоснительно будет заполняться так, как мы указали, – слева направо. Неприязнь к центру помещения восходит к первобытным временам. Входя в чужую пещеру, троглодит не знал, рады ли ему, и хотел в случае чего тут же опереться спиной о стену, а руками действовать. В центре пещеры он был слишком уязвим. И вот он крался вдоль стен, глухо рыча и сжимая дубинку. Человек современный, как мы видим, ведет себя примерно так же, только рычит он потише и дубинки у него нет. Во время приема помещение заполняется по тем же правилам: гостей относит к стене, которой они, правда, не касаются.
   Если мы соединим теперь два известных нам факта – крен влево и шараханье от центра, – мы получим биологическое объяснение всем известного феномена, т. е. поймем, почему людской поток движется по часовой стрелке. Конечно, случаются и водовороты (дамы кидаются прочь от тех, кто им неприятен, или устремляются к тем, кого совсем не терпят), но в основном движение идет именно так. Люди важные, те, кто в буквальном смысле слова «на плаву», находятся в самой середине русла. Они не вырываются ни в сторону, ни вперед, ни назад. Те, кто присох к стене и беседует с хорошим знакомым, интереса не представляют. Те, кто забился в угол, робки и слабы духом. Те, кого вынесло на середину зала, чудаки или дураки...

   Удивительно! Это ли не подтверждение того, как система «Корпоративная вечеринка» правит бал, управляя его участниками и участницами. 
   Среди своих наблюдений за подопечными участниками и участницами корпоративной вечеринки, Степан Андреевич отметил необычные. Веселый, подвижный, шумный, балагуристый Дед Мороз выдавал в персонаже артиста. Это был Сергей. Похоже, среди причин его веселья было не только праздничное настроение. Иногда Дед Мороз то ли спотыкался, то ли оступался, то ли пошатывался. Сергей был пьян. 
   В сказочной спутнице Деда Мороза все без труда узнавали Эльвиру. Ее природный шарм придавал Снегурочке игривый, сексуальный и даже блядский вид. Казалось, что Снегурочка - не персонаж праздничной постановки, а порноактриса в ролевой игре с переодеванием. Чтобы позлить своих сестер, Эльвира обнимала каждого мужика на своем пути и разбивала танцующие пары. Потанцевать с прелестницей выстраивались очереди. Бабы хмурились и скрежетали зубами. Эльвира заливалась звонкими колокольчиками колдовского смеха. Попахивало опасным. 
   Дед Мороз рассыпая шутки, прибаутки, частушки, подколки и комплименты, сновал между столиками и прикладывался к подносимым рюмочкам, присоединяясь к новогодним тостам. Время от времени Дед Мороз спешил в дальний угол зала, где за столиком в одиночестве сидела Анна. Она начинала улыбаться, завидев Сергея, вскакивала, когда он подходил и бросалась к нему на шею обниматься. Еще одно неожиданное обстоятельство. «Неужели любовь?», - восхищенно удивился Степан Андреевич. 
   В другом углу зала, тоже одиноко, сидел за столиком Христофор. Ему было скучно, о серфил по Интернету, скользя пальцем по экрану планшета. Свет не доставал его в своем углу, и Христофор был этому рад. Он не пошел бы на вечеринку, если бы не пари с продавцом отдела продаж Сергеем, которого он почти сразу узнал в Дед Морозе. Они поспорили: Сергей пообещал ему «пятерку» (Пять тысяч рублей!), если за вечер никто из женщин не пригласит Христофора танцевать. В этом был непонятны подвох, который Христофор не разгадал. Ему и не хотелось, чтобы его приглашали на танец, он знал, что ничем таким привлекательным для женщин он не обладает. Однако чтобы не проиграть «пятерку» Сергею, Христофор выбрал столик в темном углу зала и закрылся от беснующихся людей «Айпадом». 
   Степан Андреевич, в планах которого было погасить опасность Эльвиры и Христофора взаимным погашением друг друга, думал о том, как, под каким поводом соединить их. В этот момент, опережая его планы началось шоу. 
   Погас свет, но луч света прожектора прорезал темноту, высветив Христофора. Он заморгал и зажмурился. Вспыхнул еще один прожектор, очертив круг света вокруг Снегурочки. Грянула музыка, известная всем, как аккомпанемент для стриптиза в подарок. 
   Эльвира, тряхнув головой, сбросила шапочку Снегурочки и следующим движением головы разметала белокурые локоны. В такт музыкальному ритму она делала шаг за шагом к освещенному и обалдевшему Христофору. Медленно, с остановками, покачивая бедрами и стреляя глазами. Миг, и Эльвира распахнула сценический полушубок, обнажив гладкое, стройное, загорелое тело, прикрытое черным бельем. Еще миг, и полушубок скользнул с ее плеч, падая к ногам. Еще один шаг, и она завела правую руку за спину, чтобы расстегнуть застежку лифчика. 
   Христофор... Надо было видеть Христофора в эту минуту. Он впился глазами в Эльвиру и смотрел на нее, как кролик на удава. 
   В тишине паузы между аккордами музыки щелкнула застежка, и ... свет погас. По толпе зрителей пролетел не то вздох, не то стон. В следующее мгновение вспыхнул свет обоих прожекторов, сосредоточенных в одном месте. Эльвира, уже одетая и даже в шапочке, стояла обнявшись с Христофором в изготовке к танцу. Музыка сменилась ритмами известного страстного танго. 
   Лучи двух прожекторов вели пару по залу, а Эльвира вела Христофора в центр зала. Она настолько хорошо владела своим телом, что со стороны казалось, что ее ведет искусный танцор. Христофор и сам скоро почувствовал себя ведущим Эльвиру. Когда он перегнул ее в пояснице на своей руке, это было мощно, красиво и грациозно. Толпа, уже преимущественно женскими голосами, вздохнула. 
   Танец закончился, включился общий свет. Зрители взорвались аплодисментами. Снегурочка бросила кавалера и поспешила к Деду Морозу, зазывающему на очередной конкурс. Христофор, приходя в себя, поплелся на свое место в темный уголок и снова спрятался там, как в раковине. 
   Далее события развивались совершенно неожиданно. В только что начатом конкурсе типа бега в мешках возникла какая-то заминка. Вокруг Деда Мороза столпились женщины. Они потребовали снова включить музыку танго. Музыка снова зазвучала. Женщины буквально на перегонки ринулись к Христофора. С этого момента он уже больше на садился за свой столик. По сформировавшейся живой очереди женщины танцевали с Христофором. 
   Танцевали пока в очередь не ворвалась Снегурочка, раскидывая конкуренток. Она снова схватила Христофора, снова повела его, но уже не в центр зала, а на выход. В этот момент Дед Мороз объявил беспроигрышную лотерею, и сказал это как-то так выразительно, что сразу отвлек внимание с танцующей пары на себя, и толпа потянулась к Деду Морозу с мешком. Эльвира и Христофор исчезли за дверью. 
   Первый секс для девственника действует на него приворотно. Спровоцированный Эльвирой интерес женщин к Христофору, показал его самым лучшим мужчиной, раз он нравится сразу многим женщинам. Круг замкнулся. Они одномоментно влюбились друг в друга. 
   Степан Андреевич с восхищением смотрел на Сергея, так изящно замкнувшего Эльвиру и Христофора между собой. Какая блестящая комбинация! Хорош! Он не знал, как Сергей «завел» Эльвиру на соблазнение Христофора, а он просто взял ее на слабо - «Смотри! Там в углу зала сидит ботан из айтиотдела. Давай его разыграем. Получится смешно. Станцуй с ним. Зажигательно». 
   Дед Мороз балагурил, рассыпал шутки и что-то  громко возглашал голосом, в котором угадывалось банальное опьянение. Время от времени он, не забывая, подходил к Анне, и они обнимались. 

   «Одной заботой меньше!», - подумал с удовлетворением Степан Андреевич. Однако оставались другие заботы. Корпоративная вечеринка в самом разгаре. А за ней уже совсем скоро новый год...

* В главе использован фрагмент статьи Сиририла Норткота Паркинсона "Исследование приглашенных и гостевая формула"


Комментариев нет:

Отправить комментарий